16:44 

Дело № 22. Собачье сердце, или Без вины виноватые

Нюшка Дантес


"СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ, или БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ" (ч. 2 ст. 318 - применение насилия, опасного для здоровья, в отношении милицейского работника)

На скамье подсудимых - мужчина, обвиняемый в причинении вреда здоровью милиционера. Обвинение намерено доказать, что подсудимый умышленно спустил собаку на участкового. Защитник, в свою очередь, настаивает, что агрессия со стороны собаки была спровоцирована. Как решится судьба человека и его четвероногого друга?

Информация к размышлению:
Судья - Соковнин Дмитрий Геннадьевич, 37 лет. Считает, что наказание за жестокое обращение с животными следует ужесточить.
Прокурор - Беспятый Евгений Русланович, 32 года. В детстве родители купили ему фотоаппарат с условием, что он больше никогда не попросит завести собаку.
Адвокат - Яркин Аскольд Владимирович, 46 лет. С тех пор, как в его семье появился доберман Рихтер, вместе с сыном стал завсегдатаем клуба собаководов.

Апрель 2010 г.

За 8 дней до судебного заседания...

Станция "скорой помощи" на окраине Озёрска. Это длинное, низкое, Г-образное здание с большими окнами, во дворе которого выстроилось с десяток красно-белых микроавтобусов. Немного поодаль, возле автомобиля, стоит Марта.
С крыльца, размахивая блокнотом, вприпрыжку сбегает стажёр Алексей Стеклов - молодой парень лет 20-22, со светлыми взъерошенными волосами, в больших очках. Круглые щёки и пухлый рот придают его лицу мальчишеское выражение.

Стеклов (переводя дыхание): В общем, я узнал. На выезде в тот вечер было три врача: Дичкова, Сидоркин и водитель Родионов. Адреса я записал (помахивает блокнотом). Дичкова на больничном по уходу за ребёнком, Родионов сегодня выходной, а вот Сидоркина я видел. Он шёл на обед и всё пенял какой-то пациентке, что его задерживают. Может, мы успеем? Он в столовку пошёл вон там, за углом.
Марта (преувеличенно важно): Отбой, стажёр. Сидоркин нам не нужен.
Стеклов: Это как не нужен?
Марта: Элементарно, Ватсон. Если он с пациентами так обращается, то о собаке вряд ли подумает. Предлагаю начать с Родионова.

Садятся в машину и уезжают.

День судебного заседания.
Совещательная комната с дощечкой на двери "Федеральный судья Соковнин Д.Г.". Обстановка довольно строгая (хотя на столе, как обычно, бумажный беспорядок), но комнату заметно оживляют три горшка с цветами на подоконниках. Сам Соковнин, вынув из шкафа мантию, придирчиво оглядывает её на предмет пятен и волосков и только затем надевает. Входит Дашевская.

Соковнин (ворчливо, не отходя от зеркала): Лида, опять вы забыли про цветы.
Дашевская: Ой, Дмитрий Геннадьевич, у меня и без цветов такой завал, такой завал... (Вздыхает) Зачем вы их вообще притащили - только пыль собирают.
Соковнин: Эх, Лида, Лида... Придётся полить. (Ворчливо) Всё приходится делать самому. (Закатывает рукава мантии, наполняет лейку водой из кулера и аккуратно поливает каждый цветок) У вас что, дома цветов нет?
Дашевская: Нет. Да и некогда мне за ними ухаживать.
Соковнин (опрыскивая кактус-декабрист водой из распылителя): Нехорошо, Лида. (Задумчиво и как бы сомневаясь) У вас разве даже кошки не было?
Дашевская: У меня, Дмитрий Геннадьевич, на шерсть аллергия. Я уж молчу о собачниках. У нас во дворе живут два этих, как их... Бетховена, короче. Зверюги! Вот бы их посадили в компанию к нашему сегодняшнему... Вы тоже думаете, что он виновен?
Соковнин: Я заранее ничего не думаю. (Убирает лейку и распылитель в шкаф и оправляет мантию) Идите в зал, начинать уже пора.

В зале суда.

Дашевская: Прошу всех встать! Суд идёт.

Входит Соковнин.

Соковнин: Здравствуйте, господа, прошу садиться. Слушается уголовное дело по обвинению Лаврина Николая Олеговича в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 318, то есть в применении насилия, опасного для здоровья, в отношении милицейского работника. Все свидетели на месте?
Дашевская: Ваша честь, все ожидают вызова в коридоре.
Соковнин: Подсудимый, встаньте, устанавливается ваша личность. Лаврин Николай Олегович, 1975 г.р., проживаете в Озёрске, ***?

Подсудимому Лаврину лет 35. Это довольно высокий худой мужчина с чисто выбритым, но довольно заурядным лицом и в круглых очках. Светло-русые волосы расчёсаны на пробор. В целом он неплохо владеет собой, хотя и волнуется.

Лаврин: Да, ваша честь.
Соковнин: До взятия под стражу вы работали?
Лаврин: Да, аудитором.
Соковнин: В браке состоите?
Лаврин: Нет.
Соковнин: Копию обвинительного заключения вовремя получили?
Лаврин: Вовремя.
Соковнин: В заседании участвует также потерпевший Белкин Станислав Денисович. Это вы?

Белкин, сидящий рядом с прокурором Беспятым - низенький, коренастый, плотно сбитый субъект с большими рыжими усами и самоуверенным взглядом. Он одет по форме, а из-под правого рукава виднеется повязка.

Соковнин: Я назову ваши данные: родились в 1965 г., проживаете в Озёрске, ***, вы капитан милиции и участковый инспектор.
Белкин (живо): Всё верно.
Соковнин: Присаживайтесь. Объявляется состав суда. Дело слушается под председательством федерального судьи Соковнина Дмитрия Геннадьевича; государственное обвинение поддерживает прокурор младший советник юстиции Беспятый Евгений Русланович; подсудимого защищает адвокат Яркин Аскольд Владимирович; секретарь судебного заседания Дашевская Лидия Сергеевна. Отводов нет? (Отводов нет. Соковнин разъясняет права, при этом Белкин слушает с живейшим интересом. Ходатайств до начала процесса не заявлено). Суд переходит к судебному следствию. Слово для оглашения обвинения имеет прокурор Беспятый Евгений Русланович.
Беспятый (сурово, изредка сопровождая речь нарочито скупыми жестами): Сегодня нам предстоит рассмотреть уголовное дело, показательное во многих отношениях. Подсудимый Лаврин обвиняется в применении опасного для здоровья насилия в отношении участкового инспектора Белкина. Между Лавриным и Белкиным возник конфликт, предыстория которого такова. В июне 2009 г. подсудимый подобрал на улице собаку породы боксёр, по кличке Гекла. Собаки данной породы, как мы все знаем, крупны, агрессивны и могут представлять опасность для окружающих. Лаврин же свою собаку содержал ненадлежащим образом, не заботясь о безопасности соседей, что нашло отражение в многочисленных жалобах, приобщённых к делу. После очередного заявления вечером 9 октября, около 21.50, Белкин встретился с подсудимым для проведения воспитательной беседы. Однако Лаврин не пожелал считаться с мнением участкового. Более того - он даже не дал потерпевшему начать разговор и спустил на него с поводка своего пса. Животное повалило Белкина и укусило его за запястье правой руки, при этом Лаврин не делал попыток оттащить пса и угрожал Белкину смертью. К счастью, присутствовавшие при происшествии свидетели Ерёменко и Хаустов вступились за потерпевшего. Ерёменко ранил собаку из травматического пистолета, устранив опасность, затем они вызвали скорую помощь и милицию и сами смогли задержать подсудимого. Потерпевший Белкин, согласно результатам медицинского обследования, отделался укушенной раной руки, которая квалифицирована как лёгкий вред здоровью. Однако, учитывая, что жизнь его подвергалась куда большему риску, прокуратура предъявляет подсудимому обвинение по ч. 2 ст. 318. В заключение хочу сказать, что намерен требовать максимального наказания в рамках данной статьи. (Садится)
Соковнин: Благодарю. Подсудимый, вам понятно обвинение?
Лаврин: Ваша честь, да что ж это, извиняюсь, за обвинение такое! Всё было совершенно не так!
Соковнин: То есть обвинение понятно, но вину вы не признаёте. Защитник желает высказаться?
Яркин: Да, ваша честь, я солидарен с моим подзащитным и намерен в ходе судебного заседания представить ту версию событий, которая, как мы полагаем, более соответствует истине. (Беспятый прикусывает губу) Я заявляю ходатайство о таком порядке исследования доказательств: сперва выслушать потерпевшего и свидетелей обвинения, а потом моего подзащитного.
Соковнин: Обвинение не против?
Беспятый (взяв себя в руки): Отнюдь. Показания потерпевшего и свидетелей обвинения настолько ясны и подробны, что вряд ли жалостливые истории господина Лаврина кого-нибудь убедят после них...
Яркин (насмешливо): Вы знаете, читал я показания потерпевшего - вот от них слеза прошибает.
Соковнин: Ну, я думаю, у нас с вами нервы крепкие, нам ничто не помешает и подсудимого, и потерпевшего, и всех в свой черёд послушать. Суд удовлетворяет ходатайство адвоката и переходит к допросу потерпевшего. Пройдите за трибуну.

Белкин занимает место за трибуной, оберегая правую руку чуть тщательнее, чем следовало бы.

Соковнин (предупреждает о даче ложных показаний).
Беспятый: Станислав Денисович, был ли у вас конфликт с подсудимым и из-за чего?
Белкин: Я Лаврина, в общем-то, всегда недолюбливал - сами понимаете, в тихом омуте не без чертей. Но вот крышу ему сорвало после того, как он этого баскервиля с улицы приволок.
Беспятый: Вы имеете в виду собаку породы боксёр?
Белкин: А кто знает, я не заводчик и в барбосах этих не смыслю. Моё дело порядок, а после этого порядка во дворе и не стало.
Беспятый: То есть от собаки подсудимого исходила опасность?
Белкин: А вы как думали? Это ж бронтозавр на поводке, клычищи, морда ящиком, да ещё без справок! Леший её знает, может, она бешеная какая!
Лаврин: "Ящиком"? Я Геклу от истощения лечил!
Белкин: Да уж, ваша честь, жрала его скотина будь здоров. И беспредельничала вовсю. Детскую площадку загадила, клумбы разорила, соседей пугала. Да к тому же Лаврин моду завёл - без намордника её выводить. А на улице, между прочим, дети! Словом, был двор как двор, а стал парк юрского периода!
Беспятый (быстро вклиниваясь в паузу): Ваша честь, к материалам дела приобщены заявления на имя участкового инспектора от соседей подсудимого, гражданина Самойлова и супругов Бойцовых. В данных заявлениях отмечается... вот у Самойлова: (зачитывает) "собака гр. Лаврина гуляет без намордника и неоднократно порывалась укусить меня за ноги при встрече". А это из жалобы Бойцовых: "это животное завело привычку (кашляет) метить нашу дверь..." - ну, вам понятно... "и напугало нашего ребёнка на детской площадке 26 июля". Всего, ваша честь, в период с июня по октябрь 2009 г. на имя участкового поступило свыше 20 таких заявлений.
Яркин: Почему же вы, потерпевший, так поздно отреагировали на них?
Белкин: Я не марсианин, у меня одна голова на плечах! И так всяких забот хватало: то кража была, то самогонщики, то пристава имущество описывали...
Беспятый: Расскажите, что произошло вечером 9 октября.
Белкин: Я, наконец, решил вмешаться. Лаврин в последнее время таскался со своим вурдалаком...
Лаврин: Ну, это уж слишком!
Соковнин: Потерпевший, неужели так трудно запомнить простое русское слово "собака"?
Белкин: Хорошо-хорошо, со своей (выделяя голосом) собакой к железнодорожной насыпи. Мы с Ерёменко и Хаустовым пошли туда для беседы.
Беспятый: И как же проходила беседа?
Белкин: Вы издеваетесь? Ваш подсудимый мне рта не дал открыть, сразу своего волка тамбовского... кхе-кхе... (язвительно) собаку с поводка спустил! Она меня повалила и клыками в горло целит. Я еле успел правую руку подставить, а она прямо зубищами... брр! Вот, ваша честь, полюбуйтесь! (Расстёгивает манжету форменной рубашки и демонстрирует повязку)
Беспятый: Ваша честь, позвольте сослаться на лист дела 44. В результатах медицинского обследования потерпевшего указано, что ему была причинена укушенная рана правой руки. При этом была задета вена, и в итоге полученные повреждения квалифицируются как лёгкий вред здоровью. Кроме того, потерпевший вынужден был пройти сеанс инъекций, необходимых при укусе животных.
Белкин (тихо): Не напоминайте, три дня сидеть не мог.
Яркин: Неужели рана всё ещё беспокоит?
Белкин: Сейчас не особо, разве что к перемене погоды.
Беспятый: Я думаю, резоннее будет, если мы отпустим потерпевшего и передадим слово свидетелям обвинения, которые, в общем-то, спасли Белкина от верной смерти.
Соковнин: У защиты будут вопросы?
Яркин: Мне интересно, зачем вы пригласили с собой для обычной беседы сразу двух свидетелей? Из которых один имел при себе травматический пистолет?
Белкин: В качестве понятых. И вообще, как видите, они лишними не оказались.
Яркин: Тогда такой вопрос: в материалах дела указано, что у вас имелось в момент нападения табельное оружие - пистолет Макарова, лежавший рядом с вами в момент прибытия оперативников. Я не могу понять - для чего вам целый арсенал против одного-единственного пса?
Белкин: Я без "ПМа" вообще из дома не выхожу, привычка, знаете ли.
Яркин: Понятно с вами. Вопросов пока нет.
Соковнин: Садитесь, потерпевший. Суд вызывает свидетеля Ерёменко.
Пристав: Свидетель Ерёменко!

В зал входит человек лет 40, высокий, бледный, с оттопыреными ушами.

Соковнин: Здравствуйте, уважаемый свидетель. Вы Ерёменко Валентин Леонидович, 1969 г.р., проживаете в Озёрске, ***?
Ерёменко: Да, ваша честь?
Соковнин: Вы работаете?
Ерёменко: Да, консультантом по защите прав потребителей.
Соковнин (предупреждает о даче ложных показаний): Вопросы к свидетелю.
Беспятый: Скажите, что вы делали вечером 9 октября?
Ерёменко: Я приехал с работы и как раз парковал машину. Гляжу - Белкин идёт. Мы поздоровались, он и попросил меня сходить с ним по одному делу.
Беспятый: Потерпевший вам объяснил, по какому?
Ерёменко: Он сказал, что надо поговорить с одним хмы... человеком, который порядка не понимает. Я уже был наслышан от него, что в соседнем дворе завёлся этакий монстр, на которого управы нет. Ну, мы втроём и пошли.
Соковнин (перебивает): Втроём? Когда же успел к вам присоединиться свидетель Хаустов?
Ерёменко: А я разве не сказал? Мы вместе с работы ехали. Потому как в одном подъезде живём.
Яркин: Позвольте уточнить: вы имели при себе травматический пистолет?
Ерёменко: Да, а что? У меня всё в порядке, и лицензия, и сейф есть...
Яркин: Что же вас заставило при вашей... не слишком опасной работе носить с собой оружие?
Ерёменко: Да знаете ли, я с травмой никогда не расстаюсь с тех пор, как меня в подворотне ограбили. И это ещё хорошо, что у меня есть такая привычка, а то Стасу бы здесь не сидеть, зуб даю.
Беспятый: Давайте перейдём непосредственно к нападению. Как оно произошло?
Ерёменко: Всё случилось так быстро, что я не сразу понял. Подсудимый, в общем, со своей собачищей гулял возле насыпи. Белкин окликнул его, и вот тут - я оглянуться не успел - на нас несётся огромная чёрная зверюга, сущая собака Баскервилей, и вцепилась в Белкина. Эдик Хаустов сразу дал дёру, а я... ну, нельзя же человека в беде бросать!
Беспятый: Валентин Леонидович, это очень важно для сути дела: пытался ли Лаврин как-то помочь потерпевшему? Оттащить или, на худой конец, хотя бы отозвать собаку?
Ерёменко: Чёрта с два... простите, ваша честь, я хотел сказать - и не думал. Размахивал руками, как маньяк, и орал: "Сдохни, гад, сдохни!" - Белкину, значит. А чего ещё орать, когда собака и без того его уплетает? Тут-то я, слава богу, про травму и вспомнил. Выстрелил, почти не глядя - псина, значит, обмякла и на Стаса рухнула. Хаустов между тем милицию вызвал и скорую.
Беспятый: А что делал подсудимый?
Ерёменко: Удрать он пытался, ясное дело, только мы не дали. Схватили его вдвоём и макнули в пруд, чтобы охладился.
Лаврин (с места): Швырнули, во-первых, а во-вторых, октябрь на дворе был! Попробовали бы вы сами вылезть из этой лужи, когда вам перед этим шею намяли!..
Беспятый: Ваша честь, я требую сделать замечание подсудимому!
Яркин: Ваша честь, я, в свою очередь, прошу извинить моего подзащитного, так как свидетель действительно преуменьшает степень своего, скажем так, рвения. На листах дела 112-113 имеется медицинское обследование Лаврина, из которого ясно, что у него обнаружены ссадины и гематомы на лице и теле. Кроме того, у него было выявлено ОРВИ после вынужденного купания.
Соковнин: Есть такие материалы. Будут ли ещё вопросы?
Беспятый: Нет, ваша честь, я считаю, можно перейти к допросу второго очевидца происшествия Хаустова... если защита не пожелает отнять у суда время.
Яркин (ехидно): Если я и отнимаю время у уважаемого суда, то исключительно в интересах справедливости. Разрешите вопрос к свидетелю?
Соковнин: Конечно.
Яркин: Вы говорили, что мой подзащитный кричал что-то в момент нападения?
Беспятый (про себя): Ага, всё-таки нападения...
Ерёменко: Я же говорил, он кричал "сдохни!".
Яркин: Вы отчётливо слышали именно эти слова?А не мог мой подзащитный произносить близкое по смыслу слово, например, "умри"?
Ерёменко: Нет, я точно помню, "сдохни".
Беспятый (в раздражении): Какая разница?
Яркин: Разница есть, и я поясню её чуть позже, если не добьюсь ответа от столь ожидаемого вами свидетеля Хаустова. К Ерёменко у меня вопросов нет.
Соковнин: Садитесь, Ерёменко. Вызывается свидетель Хаустов.
Пристав: Свидетель Хаустов!

Входит полный мужчина среднего роста, с аккуратными седеющими усами. Он шумно дышит и нервничает.

Соковнин: Здравствуйте, свидетель. Хаустов Эдуард Львович, 1973 г.р., проживаете в Озёрске, ***, работаете врачом в стоматологической клинике?
Хаустов: Всё верно, ваша честь.
Соковнин (предупреждает о ложных показаниях): Вам все присутствующие знакомы?
Хаустов: Да не то слово. То есть Валентин - мой старый друг, и Белкина я немного знаю, только вот подсудимого я видел всего один раз. Но такое, знаете ли, не забудешь.
Беспятый: Разрешите, я начну допрос? (Соковнин кивает) Эдуард Львович, опишите события вечера 9 октября прошлого года.
Хаустов: Я и не думал, что столько всего случится. День был как день, вечером Ерёменко подбросил меня до дома. Мы собирались у меня дома поужинать, а тут подходит Белкин. Поговорил о чём-то с Валентином, а потом говорят: пойдёшь с нами для полезного дела?
Беспятый: Они имели в виду - присутствовать при встрече с подсудимым?
Хаустов: Это они мне по дороге объяснили. Про собаку я, конечно, слышал и пошёл с радостью. Понимаете, я собак сам с детства боюсь и видеть спокойно не могу.
Яркин: То есть вам не было дела до того, что ваши друзья собирались сделать с собакой?
Хаустов: Да вы что?! Главное - что она с человеком сделала!
Беспятый: Разрешите всё-таки мне закончить. (Сквозь зубы) Вы видели момент нападения собаки на потерпевшего?
Хаустов: Не совсем... Я струсил, конечно, когда он эту тварь с поводка спустил, ну, и бежать. Бегу, милицию на ходу пытаюсь набрать, а пальцы по кнопкам не попадают. А за спиной вопли страшные - это собака Белкина рвёт и подсудимый ваш кричит "сдохни, сдохни!" Потом хлопок и сразу всё стихло. Тут меня отрезвило немножко, я вызвал скорую и милицию и назад. (Вздыхает) С подсудимым без его волкодава куда проще было справиться.
Беспятый: Ваша честь, на листе дела 100 указано, что в 21.59 был сделан звонок в правоохранительные органы, а в 22.03 - в службу скорой помощи. Оба звонка поступили с телефона свидетеля Хаустова. Вопросов больше не имею.
Яркин: А у защиты будут вопросы. Свидетель, вы нам так живописали картину расправы над потерпевшим, но сами же при этом говорите, что убежали с места происшествия. Что-то у нас не стыкуется.
Хаустов: Ну, не видел я, но слышал зато за двоих!
Яркин: Вот и говорили бы о том, что слышали. А догадки свидетеля, ваша честь, юридической силы не имеют.
Беспятый: В данном случае они подтверждаются материалами дела.
Яркин: Как только у вас догадки чем-то якобы подтверждаются, они становятся допустимыми, невзирая ни на какие статьи УПК.
Соковнин: Господа, к порядку.
Яркин: Ну, свидетель, раз вы наделены таким хорошим слухом - вы слышали, что кричал мой подзащитный в момент происшествия?
Хаустов: Ещё бы, он орал "сдохни!"
Яркин: А скажите, возможно ли, что человек запоминает не то слово, что слышал, а в его памяти оно подменяется близким по смыслу?
Хаустов: Нет... бывает, конечно.
Яркин: Так, возможно, мой подзащитный в тот вечер кричал не "сдохни", а "умри"?

Пауза.

Хаустов: Вы знаете, вы сейчас сказали, и я думаю... я думаю, что всё-таки "умри".
Ерёменко: Да "сдохни" же! В смысле, кричал "сдохни"!
Белкин: Подумаешь, разница - "сдохни", "умри"... Смерти он моей хотел, как ни поворачивай!
Беспятый: Разницы действительно никакой.
Соковнин: Разве что "умри" как-то уж, хм... мелодраматично. "Умри, завистник злобный мой".
Яркин: Абсолютно верно, ваша честь. Услышать слово "умри" в качестве угрозы в наши дни странно. Но разве это слово не часто звучит в качестве (пауза) команды животному?
Беспятый: Что?
Яркин: Сразу видно, что у вас никогда не было собаки.
Соковнин: Вы знаете, странно, зачем понадобилось давать такую команду в такой ситуации.
Яркин: А затем, что собаке моего подзащитного было жизненно важно притвориться мёртвой. Потому что ей угрожала опасность со стороны свидетеля Ерёменко и его пистолета!
Беспятый: Вы забываете, что собака в тот момент представляла куда более серьёзную опасность для потерпевшего!
Яркин: Ваша честь, если уж мы хотим рассмотреть ситуацию со всех сторон, думаю, самое время моему подзащитному выступить с показаниями. И он, безусловно, расскажет, кто для кого был опаснее.
Соковнин: А к свидетелю вопросов больше нет? (Вопросов нет) Подсудимый, встаньте.

Из коридора входит второй пристав.

Второй пристав: Ваша честь, там одна свидетельница очень нервничает, просит, чтоб её поскорее допросили.
Яркин: Я полагаю, ваша честь, что это свидетель Крюкова. Она предупреждала меня, что у неё могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, поскольку её дочь находится в роддоме...
Соковнин: Ваш подзащитный готов подождать?
Лаврин: Конечно, я понимаю.
Соковнин: Пригласите тогда госпожу Крюкову.
Пристав: Свидетель Крюкова!

В зал торопливо входит полная, кудрявая блондинка средних лет. В одной руке у неё огромная сумка, в другой - мобильный телефон.

Крюкова: Вы уж простите, ваша честь, Сонечке только что кесарево назна... Ох. (Краснеет и заталкивает сумку под трибуну) Вам это ни к чему, верно? Вот она я, допрашивайте.
Соковнин: Вы Крюкова Елизавета Ивановна, 1969 г.р., проживаете в Озёрске, *** (улица и дом те же, что у подсудимого), вы работаете шеф-поваром в блинной "Ладушка"?
Крюкова: Да, ваша честь!
Соковнин (предупреждает о ложных показаниях): Присутствующие вам знакомы?
Крюкова: Только Николай - он наш сосед сверху, ну, и Белкин, участковый наш. (С неприязнью глядит на потерпевшего)
Соковнин: Вопросы к свидетелю.
Яркин: Скажите, какие сложились отношения между моим подзащитным и Белкиным?
Крюкова (живо): Ужасные, знаете, а всё из-за собаки. Нет, вы не подумайте, я только поначалу боялась, когда он такую морду с улицы притащил. Но Гекла оказалась просто прелесть, совершенно цивилизованная собачка, она могла бы и без намордника гулять.
Белкин (вполголоса): Так и гуляла!
Крюкова: А вы, ваша честь, не слушайте его. Это он никак не может простить, что она ворюгу поймала!
Яркин: Какого ворюгу? Расскажите поподробнее.
Крюкова: В августе это случилось. Мы на третьем этаже живём и, знаете, однажды все ушли, а лоджию не закрыли. Вот к нам и забрался вор. Представляете, залез на дерево, а с него прямо на наш балкон! Всё выгреб, жулик! Шкатулку с деньгами стащил, ноутбук, все украшения и даже полушубок мой из корсака, который я от моли...
Яркин: Не надо излишних подробностей, Елизавета Ивановна. Дальше что?
Крюкова: Так открыл, гадёныш, дверь и всё по лестнице поволок. Тут, слава богу, Николай с Геклой шёл с прогулки. (Злорадно) Жулик-то пикнуть не успел, а она его сшибла с ног, повалила и рычит. Так и не отпускала, пока милиция не приехала.
Яркин: Вы пока не объяснили, почему это так рассердило нашего потерпевшего...
Крюкова (возмущённо): Как почему? Да чего ж тут неясного?! Он же должен был этого ворюгу поймать, потому что как раз в дворе околачивался! И даже видел, как вор в окно лез!
Соковнин: Видел не задержал?
Крюкова: Естественно, не задержал, потому что глаза залил ещё с утра, прости господи! Ему, небось, с перепою казалось, что это чёртик зелёный.
Яркин: Ваша честь, в подтверждение показаний свидетельницы я хотел бы сослаться на личное дело потерпевшего, где указано, что капитану Белкину 10 августа был объявлен строгий выговор за злоупотребление алкоголем в служебное время, вследствие чего он не исполнил своих прямых обязанностей по предотвращению преступления. Также я прошу обозреть почётную грамоту, выданную моему подзащитному за содействие в задержании преступника.
Беспятый: А вам не кажется, что прежними достижениями нынешней вины не искупишь?
Яркин: Во всяком случае, данные документы характеризуют и подсудимого, и потерпевшего. Разрешите, ваша честь, не прерывая допроса свидетельницы, задать вопрос потерпевшему? (Белкин встаёт) Как вы прокомментируете показания свидетельницы?
Белкин (зло): Ну было раз, дал маху. Но это дело прошлое! Что ж меня теперь за это, заживо съесть?
Яркин: А вас не смущает, что после этого инцидента и была написана основная масса жалоб на моего подзащитного?
Белкин: А я что? Скажите ещё - я сам себе жалобы посылал!
Крюкова (с места): Ваша честь! Можно, я скажу про эти жалобы?
Соковнин: К Белкину вопросов нет? (Вопросов нет)
Крюкова: На самом деле на Геклу никто не жаловался. Только Самойлов с девятого этажа, но он на всё подряд кляузы пишет - ядовитый такой старичок. А Бойцовы, ваша честь, вообще алкоголики, и их выселить давно хотели! Они всё сделают, чтоб Белкин ход делу не дал, хоть жалобу напишут, хоть что. А больше нет у нас жалобщиков.
Беспятый: Допустим, но насколько это меняет суть происшествия, которое мы тут рассматриваем? Так или иначе собака оказалась опасной...
Яркин: Ваша честь, но мы уже выяснили, что потерпевший недолюбливал подсудимого и его собаку и всячески пытался от них избавиться.
Соковнин: К свидетельнице есть ещё вопросы?
Яркин: Вопросов нет, думаю, мы можем отпустить её к дочери.
Беспятый: А у меня вообще не было вопросов.
Соковнин: Елизавета Ивановна, спасибо вам за показания, вы можете ехать к вашей дочери. До свидания.
Крюкова (хватает сумку): Вы только мне скажите, граждане, чем всё кончится! Жаль ведь хорошего человека!

Уходит почти бегом.

Соковнин: А теперь, пожалуй, самое время допросить подсудимого... Лаврин, встаньте.
Яркин: Разрешите мне начать допрос. Николай Олегович, расскажите суду: когда и как к вам попала ваша собака Гекла?
Беспятый (тихо): Когда - ладно, а зачем знать - как?
Лаврин: Это долгая история... Как-то в июне я шёл с работы и увидел довольно странную картину. Видите ли... в соседнем дворе стоит такая старая развалюха, но с ещё крепкой дверью. Там раньше голубятня была. Так вот, возле голубятни стояло человек пять ребятишек и что-то под дверь просовывали. Я заинтересовался, подошёл. Они мне и рассказали, что там живёт собака.
Яркин: Собака? А чья она была?
Лаврин: Одного жильца, которого за месяц до того посадили. Но он, похоже, и раньше не особо о ней заботился, её в основном ребята со двора подкармливали. Но вы же понимаете, это никуда не годится! Я решил её вытащить, пока она с голоду не померла. Тут соседи собрались. Мы выломали дверь - она там лежала на полу. Худая, все рёбра пересчитать можно! У меня сердце сжалось. Я сразу подхватил её на руки и понёс домой. Вот так и...
Беспятый (резко): Какая трогательная история! Один вопрос - какое отношение она имеет к попытке перегрызть горло потерпевшему?!
Яркин (сдерживая возмущение): Ваша честь, я заявляю протест.
Соковнин: Протест принят. Держите себя в руках, Евгений Русланович. А вы, Аскольд Владимирович, объясните, зачем понадобились эти подробности?
Яркин: Ваша честь, они нужны, чтобы мотивация всех участников событий стала нам ясна.
Соковнин: Ну, если так - продолжайте допрос.
Яркин: Скажите, с появлением в вашем доме Геклы отношение к вам со стороны потерпевшего изменилось?
Лаврин (мрачно): Изрядно, причём в худшую сторону. А после того случая, о котором тут говорила Крюкова, нам просто житья не стало. Дошло до того, что (сквозь зубы) Белкин обещал Геклу пристрелить.
Белкин: Врёт он, не обещал! Хотя надо было!
Яркин (про себя): Вот уж оговорка по Фрейду. (Вслух) А теперь расскажите нам, что на самом деле произошло 9 октября.
Лаврин: Я не думал, что у него хватит подлости на такое. Прийти с дружками и с пистолетом...
Белкин: Я требую сделать замечание подсудимому!
Яркин: Простите, я не вижу повода для возмущения. Мой подзащитный говорит правду.
Белкин: Какая это правда!
Соковнин: Вам, потерпевший, дали высказаться, у подсудимого тоже есть на это право. Продолжайте, Николай Олегович.
Лаврин: Я гулял с Геклой возле насыпи, и тут появились эти трое. Я как увидел их, сразу оторопел. Шуточное ли дело - у Белкина в руках пистолет!
Беспятый: Вы что-то путаете, подсудимый. Из материалов дела известно, что пистолет был у свидетеля Ерёменко.
Яркин: Никто не отрицает, что у Ерёменко был травматический пистолет, но вспомните - на месте событий был найден табельный пистолет потерпевшего! Так что нет тут ничего взаимоисключающего.
Беспятый: Но никто, кроме вашего подзащитного, не обмолвился о том, что потерпевший пользовался своим оружием...
Яркин: Помнится, только тролли у Толкиена и думали, что один двоих не переспорит. Извините, но когда три человека подряд пытаются замолчать факт...
Соковнин: Что-то вы нынче разгорячились. Давайте оставим дискуссию до прений.
Яркин: Так что же произошло, когда появился Белкин?
Лаврин: Он прицелился в Геклу и хотел выстрелить... Гекла вырвала у меня поводок и как вцепится ему в руку - ту, что с пистолетом. Он упал. Вот этот тип (показывает на Хаустова) сразу сделал ноги, а второй выхватил пистолет... Блин, я не знал, что у него простая травма! (Пьёт воду) У меня только одна мысль была - о Гекле. Я закричал со всей дури "Умри!" - чтобы она притворилась мёртвой, пока... пока этот не выстрелил.
Яркин: Обратите внимание, ваша честь, это подтвердил, пусть и не сразу, и свидетель Хаустов.
Лаврин: Ну, а остальное вы знаете. Эта парочка наставила мне синяков и чуть не утопила. Мне непонятно, Белкин - чем я так вам не угодил, что вы и моей смерти хотите?!
Белкин (устало): Порядок надо соблюдать, вот и сидел бы дома, а не здесь!
Соковнин: Будут ли ещё вопросы?
Беспятый: Конечно. Вы утверждаете, что собака не была агрессивна. Как вы объясните многочисленные жалобы соседей?
Лаврин: Елизавета Ивановна всё сказала. Это провокация.
Беспятый: Оч-чень интересно. Далее, вы утверждаете, что собака сама вырвалась из ваших рук. Неужели вы не чувствуете вины за то, что такой крупный и опасный зверь был без намордника и на ненадёжном поводке?
Лаврин: Да поймите же!!! Гекла совсем не опасна, если, конечно, её не разозлить... или она не подумает, что мне что-то угрожает. Собаки ведь чувствуют, когда у человека на уме зло. Я никогда не учил её на людей бросаться!
Беспятый: Хорошо. Так почему вы не оторвали её от Белкина, не помешали ей?
Лаврин: Я слишком боялся за нас обоих. Вы сами поймите - темно, их трое, да ещё с оружием.
Беспятый: Что ж, мне всё предельно ясно. Вопросов не будет.
Соковнин: Потерпевший, встаньте, к вам появились вопросы.
Яркин: Вы хотите как-то прокомментировать показания моего подзащитного?
Белкин: Враньё это. Собак убивать - не моя обязанность. Так что отметьте в протоколе - я всё отрицаю!
Яркин: Ну что ж, воля ваша. В таком случае я прошу вызвать свидетеля Угарова. Он сейчас находится в адвокатской комнате, чтобы избежать преждевременных эксцессов.
Соковнин: Потерпевший, присаживайтесь. Вызывается свидетель Угаров.
Пристав: Свидетель Угаров!

Входит невысокий, плохо выбритый человек с отёчным лицом. На пальцах правой руки вытатуировано имя "Федя".

Соковнин (критически обозрев Угарова): Здравствуйте, кхм... свидетель. Как вас зовут?
Угаров: Угаров Фёдор Борисович. Родился в 1958 г. Проживаю в Озёрске, ***. Пока не работаю, живу как приходится.
Соковнин: Судимости имеются?
Угаров: А вы что, насквозь видите? Ну да, было дело. Четыре раза по 158-й, один по 161-й и там по мелочи, приводы за мелкие кражи.
Соковнин: Последний раз по какой статье?
Угаров: По части 1 статьи 158 на 6 месяцев. Освободился по УДО в сентябре прошлого года. Судимость не погашена. (С надрывом) За ящик пива в колонию, а?!
Соковнин: Ну, значит, было за что... Имейте в виду, вздумаете нас обманывать - вернётесь в барак. Допрашиваем.
Яркин: Я начну с того, ваша честь, что в материалах дела имеются изъятые у моего подзащитного фотографии его питомицы. Это лист 113. Разрешите продемонстрировать их свидетелю? (Берёт со стола две фотографии и показывает их Угарову) Вы узнаёте эту собаку?
Угаров: Япона мать! Это ж моя Розка!
Яркин: То есть собака мого подзащитного раньше принадлежала вам?
Угаров: А кто вам сказал, что она не моя больше? Я в суд подам на этого вашего ворюгу очкастого! Я до самого Путина дойду, если будет нужно! Она ж кормилица моя, я её вязать собирался осенью!
Яркин: А как вообще она к вам попала?
Угаров: Как - как? Я её на катране у Яшки Трёхпалого в нарды выиграл. Яшка Трёхпалый - корефан мой по первой ходке, мы с ним после зоны пересеклись.
Соковнин: Свидетель, вам переводчик не нужен?
Угаров: Чего-о?
Соковнин: Того. Изъясняйтесь так, чтобы мы вас понимали.
Яркин: Вот вы сказали, что собирались вязать собаку и заработать на продаже щенков...
Угаров: Ясен перец.
Яркин: ... а собаку вы в надлежащих условиях содержали?
Угаров: Чего? Не, какие предъявы - она в голубятне в нашем дворе жила. Крыша над головой, в доме не гадит и не украдут - дверь на хороший замок запиралась.
Яркин (усы у него непроизвольно топорщатся): Хорошо, а вы хотя бы не забывали её кормить?
Угаров: Да вроде нет. Ну, а не пожрёт - злее будет. Думаете, у меня красть нечего, раз у меня пять отсидок?
Яркин (подчёркнуто спокойно, с расстановкой): Да я не сомневаюсь. Просто известно ли вам, что когда в ваше отсутствие...
Угаров (перебивает): Вот я о чём! Это не по понятиям - закрысили собачку, пока я срок мотал!
Соковнин: Нет, всё-таки есть предел терпению. Надеюсь, штраф в 500 рублей заменит вам переводчика? Лида, отметьте в протоколе.
Угаров (про себя): Совсем одичали, блин.
Беспятый: Я пока не пойму, что может сообщить свидетель, кроме как обнаружить свои познания в блатном арго.
Яркин: Мы как раз переходим к делу. Фёдор Борисович - что вы предприняли после того, как вернулись из тюрьмы и узнали, что у вас украли собаку?
Угаров: Искать её начал, понятное дело. Пошёл к менту знакомому.
Яркин: Кого вы имеете в виду?
Угаров: Да вот этого ливера в погонах. (Показывает на Белкина)
Соковнин: Простите великодушно, что такое "ливер"?
Угаров: Падло, который кинул... короче, на кого положиться нельзя.
Соковнин (задумчиво): Век живи, век учись. Вот так и говорите, свидетель.
Яркин: То есть вы знакомы с потерпевшим? И помог вам Белкин в вашей беде?
Угаров: Помог. Он мне сказал, что Розку у меня один... то есть, подсудимый увёл.
Яркин: И как вы были намерены решить эту проблему?
Угаров: А как решить, если на мне судимость висит? Я Белкина попросил, пусть уладит дело. У него и руки развязаны.
Белкин: Врёт он, ваша честь! Я никогда ворам не помогал! (Соковнин стучит молотком)
Яркин: Значит, Белкин согласился вам помочь? Тогда почему вы назвали его ненадёжным человеком?
Угаров: Да потому что пропала Розка! А у меня теперь ни бабок, ни щенков, ни даже голубятни!
Белкин: Ваша честь, пусть отстанет со своими претензиями!
Беспятый: Присоединяюсь. Этот спектакль только отвлекает внимание суда. То, что собака принадлежала Угарову, не избавляет Лаврина от ответственности...
Соковнин: Да, Аскольд Владимирович, поясните нам, зачем вы вызвали этого свидетеля.

Яркин отвечает не сразу. Он погружён в раздумья.

Яркин: Ваша честь!.. Буквально только что всплыло одно обстоятельство, которое имеет важное значение для дела. Позвольте вопрос свидетелю.
Соковнин: Потрудитесь сначала...
Яркин: Всё в своё время! (Угарову, быстро) Как, вы сказали, звали вашего сокамерника?
Угаров: Яшка Трёхпалый.
Яркин: Вот! Ваша честь, защита ходатайствует о перерыве до завтрашнего дня с целью проверки некоторых обстоятельств.
Беспятый: И в какие же дебри прошлого отдельно взятой собаки вы намерены нас завести?
Яркин: Так далеко, насколько понадобится. Ваша честь, если мои подозрения подтвердятся, то, возможно, будет раскрыто ещё одно уголовное дело.
Соковнин: А как оно связано с нашим делом?
Яркин: У меня пока только подозрения, которые силы не имеют. Но я надеюсь найти доказательства невиновности моего подзащитного.
Соковнин: Что думает обвинение?
Беспятый (гневно): Я не понимаю, сколько можно оттягивать...
Соковнин: То есть вы против. Понятно. Суд, совещаясь на месте, постановил: поскольку защита подсудимого может осуществляться всеми законными средствами, ходатайство защиты удовлетворяется. В заседании объявляется перерыв до 10 часов завтрашнего утра. Прошу всех встать.

Через некоторое время в конвойном помещении.

Яркин: Кстати, откуда взялось имя "Гекла"? Из Сетон-Томпсона?
Лаврин: Нет. Я нашёл его на ошейнике. Там был ещё номер телефона, но цифры совсем стёрлись.
Яркин: Понятно. Так, а она стерилизована?
Лаврин: Да, когда я подобрал Геклу, она уже была прооперирована. И слава богу, а то после такой голодовки...
Яркин: Вот тебе и щенки к осени. Ну что ж, Николай Олегович, я уверен, что завтра в это время вы выйдете на свободу.

В тот же вечер. Кабинет следователя прокуратуры Соломиной. Следователь - строгая женщина с густыми чёрными волосами - сидит напротив Яркина.

Соломина: Почему вас заинтересовало вдруг это дело? По-моему, типичный глухарь.
Яркин: Думаю, вы ошибаетесь. Там ведь имеется описание пропавшей собаки?
Соломина: Должно быть. По-вашему, с помощью собаки можно выйти на убийц?
Яркин: Вы знаете, собаки и не на такое способны.

На следующее утро. Зал суда. Все на своих местах. Среди свидетелей в первом ряду - возбуждённая и невыспавшаяся Крюкова. У Белкина на правой руке свежий бинт.

Дашевская (входит): Прошу всех встать! Суд идёт.

Входит Соковнин.

Соковнин: Прошу садиться. Возобновляется слушание уголовного дела по обвинению Лаврина Николая Олеговича по части 2 статьи 318. Суд собрался в прежнем составе. Все в сборе?
Дашевская: Все, ваша честь.
Соковнин: На предыдущем заседании защита объявила, что предоставит факты, которые на тот момент нуждались в проверке...
Яркин: Ваша честь, я готов предоставить факты. Однако прежде защита ходатайствует о допросе ранее не заявленного свидетеля Родионова Игоря Юрьевича. Явка его обеспечена.
Соковнин: Обвинение не возражает?
Беспятый: А это ещё кто?
Яркин: Это, Евгений Русланович, водитель "скорой помощи", который был вызван на место событий и стал их очевидцем.
Беспятый: Тогда не возражает.
Соковнин: Пригласите свидетеля Родионова.
Пристав: Свидетель Родионов!

Входит молодой человек с небритым, но улыбчивым лицом.

Соковнин: Здравствуйте, проходите к трибуне. Назовите свои данные.
Родионов: Родионов Игорь Юрьевич, 1984 г.р. Живу в Озёрске. Я водитель "Скорой помощи".
Соковнин (предупреждает о ложных показаниях): Вопросы к свидетелю.
Яркин: Расскажите о вызове вечером 9 октября.
Родионов: В 22.03 поступил вызов на улицу Профсоюзную, возле железной дороги. Мужчину укусила собака. Вот этого - потерпевшего.
Яркин: Вам что-нибудь бросилось в глаза?
Родионов: Хотя пациентом занимался не я, а Марья Сергевна с Сидоркиным, я заметил, что, в общем-то, он не так уж пострадал. Чего он в бинтах сейчас - непонятно, кстати. Но кричал и выражался, как будто ему всю руку отгрызли. Ему перевязывали правую, а левой он что-то запихивал в карман.
Яркин: Вы рассмотрели, что?
Родионов: Не знаю. Что-то тяжёлое и чёрное.
Яркин: А что произошло затем?
Родионов: Потом Сидоркин велел достать из машины вакцину от бешенства, как полагается при укусах животных. Я отдал ему чемоданчик и увидел, как рядом шевелится что-то тёмное. Я подбежал, а это собака лежит. Чёрная такая, брыластая и без хвоста.
Яркин: В каком она была состоянии?
Родионов: Вроде невредима, но очень нервничала. Мне вдруг стало совестно: если её милиционеры увидят, то застрелят обязательно. Я наклонился и шепчу ей в ухо: лежи, лежи. А потом позвонил жене, и она забрала её домой. Вот так Гекла попала к нам.
Лаврин: Ваша честь, ведь если бы не этот свидетель, мою девочку убили бы ни за что!
Яркин: Свидетель, а как вы узнали её имя?
Родионов: На ней был ошейник. Старый такой кожаный ошейник, а на нём написано ручкой "Гекла". И ещё цифры какие-то смазанные. Наверно, номер телефона.
Лаврин: Ваша честь, можно мне дополнить? Я точно так же узнал имя Геклы - по ошейнику. Но номер разобрать не мог. И ещё, вы знаете, я не выбросил этот ошейник, хотя он был очень старый. Просто Гекла его любила. Наверно, от него пахло её первым хозяином.
Яркин: Игорь Юрьевич, вы принесли ошейник в судебное следствие?
Родионов: Вот он у меня с собой. (Передаёт Яркину ошейник в целлофановом пакете)
Яркин: Ваша честь, благодаря этому ошейнику картина событий наконец-то стала полной. И теперь самое время сказать, какие чрезвычайные обстоятельства вынудили меня вчера просить о перерыве. Мне всё не давали покоя имена "Гекла" и "Яшка Трёхпалый". Я навёл справки и понял, какая связь между ними и нашим делом. В январе 2009 г. двое неизвестных проникли в квартиру гражданина Невзорова Василия Васильевича, похитили у него ценные вещи, а самого хозяина застрелили. По делу проходили подозреваемыми наш свидетель Угаров и некто Яков Синицын по кличке Трёхпалый, но у них имелось алиби, которое следствие не смогло опровергнуть. А теперь, господа, обратите внимание: кроме ценностей воры забрали собаку Невзорова, польстившись на ценную породу. В материалах дела имеется описание собаки (читает): "сука породы боксёр, кличка Гекла, возраст 9 месяцев, стерилизована. На шее коричневый кожаный ошейник". Вам это ни о чём не говорит?
Беспятый: Мне это говорит о том, что у подсудимого было ещё больше причин вести себя неадекватно, раз собака оказалась краденой.
Яркин: Какие, по-вашему, причины, раз Лаврин об этом понятия не имел? В сущности, тайну Геклы знали только её похитители. Я полагаю, Угарову она досталась при дележе добычи, и он из разгильдяйства не догадался снять с неё ошейник. А что происходит затем? Собака попадает в руки к другому человеку. И только тогда свидетель догадывается, что ошейник на ней может представлять для него опасность. Иначе бы никому не пришло в голову снова связать имена Угарова и убитого Невзорова! Что ему делать? Если он украдёт собаку, то снова рискует попасть в поле зрения милиции, а это для него, мягко говоря, нежелательно. И тогда Угаров обращается с просьбой к знакомому милиционеру - то есть к нашему потерпевшему. Который не только знает, где искать собаку, но и активно её не любит. И просит Угаров у Белкина не вернуть ему Геклу, как он тут нам говорит, а избавиться от неё! Ну, а вам, потерпевший, только того и надо. А для придания законного вида вашим действиям вы пригласили с собой Ерёменко и Хаустова, разве не так?
Белкин: Не так! Дурак я, что ли? Ещё пулю на шавок переводить...
Яркин: Но по поводу табельного пистолета, который вы всё-таки имели при себе 9 октября...
Соковнин: Господа, судебное следствие ещё не закончено. Есть ли вопросы к свидетелю? (Вопросов нет) Имеются ли у сторон дополнения к судебному следствию?
Беспятый: Я всё сказал.
Яркин: Прошу приобщить к делу выдержки из уголовного дела об убийстве Невзорова и ошейник.
Соковнин: Ходатайство защиты суд постановил отклонить. Если больше дополнений нет - суд переходит к судебным прениям. Слово имеет государственный обвинитель Беспятый Евгений Русланович.
Беспятый: Ваша честь! Подошло к концу рассмотрение дела, как я сказал, показательного. И у обвинения нет ни малейших сомнений, что подсудимый виновен и должен быть строжайшим образом наказан? Почему? Да потому, что его действия недопустимы и беззаконны со всех мыслимых точек зрения! Первое - он применил насилие в отношении милицейского работника, то есть человека, наделённого особыми полномочиями. В народном сознании сотрудники правоохранительных органов, конечно, не пользуются любовью, но что будет, на минуту, если мы все начнём спускать собак на милиционеров? И без того мало кто горит желанием отстаивать интересы закона (самодовольная пауза). Второе - он использовал в качестве орудия преступления собаку. В наши дни, хочу отметить, всё больше регистрируется случаев агрессии животных по отношению к людям. То молодые отморозки спустят собаку на детей, то бойцовый пёс сорвётся с цепи... А обвинить своего зверя ни одному так называемому собачнику в голову не придёт. Вот и наш подсудимый возмутительным образом доказывает, что, мол, его бедную собачку вообще застрелить хотели. Но, ваша честь, это ни более и ни менее чем лицемерие и нежелание отвечать за свои поступки. Против него - показания двух незаинтересованных свидетелей, а также многочисленные жалобы соседей, доведённых, простите, до ручки. На основании установленных фактов прошу признать Лаврина Николая Олеговича виновным по ч. 2 ст. 318 и приговорить его к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима.
Соковнин: Потерпевший, вы желаете выступить в прениях?
Белкин (встаёт и демонстрирует перевязанную руку): По-моему, этим всё сказано. (Садится)
Соковнин: Слово в защиту подсудимого предоставляется адвокату Яркину Аскольду Владимировичу.
Яркин: В свою очередь, у меня также не было сомнений в том, что у прокурора не будет никаких сомнений. Не хочу показаться излишне придирчивым, но вместо обвинения, с которым не поспоришь, мы получили набор лозунгов. Может, сами по себе они и справедливы, но применять их к делу, которое мы рассматриваем сегодня, недопустимо. Представьте себя на месте моего подзащитного. Его и без того утомила постоянная травля со стороны участкового. А тут, во время обычной прогулки, он встречает трёх крепких мужчин, из которых двое вооружены. Единственное средство обороны в его распоряжении - это его собака. Вообще-то собаки, между прочим, и сами тонко чувствуют опасность, а в случае с Геклой и вовсе грозила повториться ситуация, которую она уже пережила: её прежний хозяин был застрелен, а её утащили чужие, злые, пахнущие порохом люди. В памяти собаки наверняка отпечаталось, что чёрная трубка в руке, то есть пистолет, опасна для хозяина, и именно поэтому она хватает Белкина за правую руку! Что касается действий моего подзащитного, они были направлены на то, чтобы спасти свою питомицу и не дать ей причинить Белкину излишнего вреда. Вот почему он дал команду "Умри" - я не случайно потратил время на прояснение этой детали. Уверяю вас, когда хозяин травит кого-то собаками, он кричит совершенно другие слова. А вот что касается поведения потерпевшего - он и ранее вёл себя грубо и агрессивно по отношению к моему подзащитному и его собаке. Он был вооружён и имел намерение выстрелить.Даже если сбросить со счетов ненависть Геклы к пистолетам, он явно спровоцировал у собаки защитный рефлекс и получил, думается, что заслужил. Исходя из этого, ваша честь, я настаиваю на оправдательном приговоре.
Беспятый: Позвольте воспользоваться правом на реплику. (Снова встаёт) Ваша честь, я обращаюсь к вам, полагаясь на ваш опыт и здравомыслие. Вы рискуете создать опаснейший прецедент, которым могут воспользоваться, простите за прямоту, больные на всю голову собачники и беспринципные адвокаты.
Яркин (возмущённо): Ваша честь, трудно расценить эту реплику иначе как давление на суд.
Соковнин: Суд делает вам замечание, господин прокурор. Больше не желаете высказаться?
Беспятый (высокомерно): Нет.
Соковнин: Подсудимый Лаврин, вы имеете право обратиться к суду с последним словом.
Лаврин: Ваша честь, отпустите меня к Гекле. У нас с ней никого нет, коме друг друга. Она пропадёт без меня.
Соковнин: Суд удаляется для вынесения приговора.

В коридоре. Дверь курительной комнаты. Выходит Угаров, вытирая руку о штаны. Костяшки пальцев ободраны. Через некоторое время, озираясь, выглядывает Белкин с кровоточащим носом. Некоторое время он шарит по карманам в поисках платка, но ничего не находит и, размотав бинт с правой руки, прижимает его к лицу. Хорошо видно, что на запястье остался только бледный шрам.

В зале суда.

Дашевская: Прошу всех встать! Суд идёт.

Входит Соковнин.

Соковнин: Провозглашается приговор. Рассмотрев уголовное дело, федеральный суд приговорил: Лаврина Николая Олеговича по ч. 2 ст. 318 оправдать в связи с отсутствием события преступления. Меру пресечения в отношении подсудимого отменить, освободить из-под стражи в зале суда. Признать за Лавриным право на реабилитацию и возмещение материального и морального вреда. Приговор может быть обжалован в десятидневный срок с момента провозглашения. Прошу садиться.

Лаврин громко и с облегчением вздыхает. Беспятый выслушивает приговор с высоко поднятыми от изумления бровями. Только когда судья делает паузу, его бледное лицо вспыхивает.

Беспятый: "Отсутствие преступления?" Простите, как вас понимать?!
Соковнин: Суд разъясняет мотивы принятого решения. В судебном заседании не установленго, что Лаврин умышленно спустил собаку на Белкина. Он не давал никаких команд к нападению, о чём непременно сообщили бы суду дотошные граждане Ерёменко и Хаустов. Суд полагает. что нападение собаки вызвало угрожающее поведение Белкина и, возможно, наличие при нём табельного оружия. Подсудимый же, в свою очередь, сделал всё возможное, чтобы Белкин пострадал как можно меньше, пусть и не самым обычным способом. Таким образом, ничего преступного суд в его действиях не усматривает. Хотелось бы ещё сказать: проблему милиции и проблему собак можно обсуждать до хрипоты, но вряд ли обсуждение поможет решить судьбу человека или собаки. Уважаемые участники процесса, вам понятен приговор?
Лаврин: Понятен.

Белкин пожимает плечами.

Беспятый (вполголоса): Мы отменим его.
Соковнин: Вы можете обжаловать приговор в течение 10 дней. Судебное заседание объявляется закрытым.

Вместо заключения:
Беспятый собирался обжаловать приговор, но ему поручили дело о взятках и, чтобы не портить имиджа, он отказался связываться с такой сомнительной личностью, как Белкин. Этот последний теперь работает охранником, а Угаров задержан по подозрению в убийстве. Собака Гекла вернулась к Николаю Лаврину.

@темы: о животных, дела

URL
Комментарии
2011-02-18 в 23:08 

Felix_Holt
Остров доктора Моро на гастролях.
Перечитываю с удовольствием)
Спасибо.
Респект от матерого собачника за изумительно точно описанное поведение зверика.

2011-04-15 в 21:01 

Jack Stapleton
Я иду сквозь тебя, пока есть мои силы, даже если уже никуда не иду...
Fossa_fossana
У моей лучшей подруги жили как раз боксёры. Нора была суровая, а Дануся - очень общительная.

     

Тот самый Аскольд

главная