23:34 

Дело № 5. Вепрь

Нюшка Дантес


"ВЕПРЬ" (п. "ж" ч. 2 ст. 105 - убийство из корыстных побуждений, п. "б" ч. 2 ст. 105 - убийство лица в связи с выполнением им общественного долга)

На скамье подсудимых - молодой человек, обвиняемый в двух убийствах. Следствие уверено, что подсудимый убил свою бабушку, а спустя некоторое время расправился с девушкой, обнаружившей улики по его делу. Защитник намерен доказать, что, по крайней мере, к одному из убийств подсудимый не причастен. Как связаны между собой две трагедии? Какое решение вынесет суд?

Информация к размышлению:
Судья - Зайцев Анатолий Захарович, 52 года. Старается не позволять эмоциям взять верх над рассудком. Однако имеет серьёзный недостаток - не любит молодёжь.
Прокурор - Уланова Лариса Михайловна, 24 года. Считает, что преступление против близкого человека простить невозможно.
Адвокат - Яркин Аскольд Владимирович, 45 лет. Один мошенник, попытавшийся выманить у него денег, ушёл со словами "Предупреждать надо".
Секретарь - Воронкова Зинаида Андреевна, 29 лет. Воспитывает сводного брата и сестру. Шефа побаивается.

28 февраля 2009 г.

Последний календарный день зимы выдался самым что ни на есть снежным и пушистым. За окном медленно падают крупные хлопья снега. Деревьев с этой стороны здания почти нет.
Зал судьи Зайцева больше, чем знакомый нам зал Сумской, но выглядит, наоборот, теснее. Виной тому - тёмная отделка стен и массивная тяжеловесная мебель того стиля, за которым с лёгкой руки Ильфа и Петрова закрепилось название "банковский ампир". Судейский стол больше похож на сундук, столы прокурора и адвоката представляют собой его уменьшенные копии. Для стола секретарши места почти не осталось. Уланова, в накинутом на плечи поверх мундира оренбургском платке, с карандашом в руках просматривает свою речь. Входит Яркин. Задержавшись в дверях, чтобы передать Марте букет цветов, он подходит к Улановой. Под пиджаком у него пушистый голубой свитер.

Уланова: С днём рожденья, Аскольд Владимирович!
Яркин: Спасибо, спасибо. Главное, чтобы Анатолий Захарович сегодня подарочек не устроил...
Уланова (не совсем поняла, что он имеет в виду): Как отмечать будете?
Яркин: Вот не знаю пока. Дамы приготовили какой-то сюрприз. Если я на него не опоздаю...

Беседу прерывает появление секретаря Воронковой. Это тоненькая бесцветная блондинка с косой, уложенной вокруг головы а-ля Тимошенко. Уланова и Яркин быстро расходятся по местам.

Воронкова (мягким голосом): Прошу всех встать. Суд идёт.

Из совещательной комнаты тяжёлыми шагами выходит судья Зайцев. Это крупный, высокий мужчина с бульдожьим лицом и глубоко сидящими тёмными глазами. Волосы у него седые, стриженные ёжиком, а вот усы и брови почти чёрные. Мантия тесновата ему в плечах. На ногах поношенные ботинки 45-го размера.

Зайцев (проходя на своё место, глухим хриплым голосом): Здравствуйте, садитесь. Слушается дело по обвинению Кукушкина Максима Егоровича по обвинению в преступлениях, предусмотренных п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. "б" ч. 2 ст. 105 - в убийстве из корыстных побуждений Кукушкиной Полины Алексеевны и в убийстве Ляховицкой Елизаветы Ивановны в связи с выполнением ей общественного долга. (Воронковой) Свидетели все здесь?
Воронкова (скороговоркой): Да, ваша честь, они все в коридоре, о правилах поведения я их предупредила.
Зайцев: Устанавливается личность подсудимого. Встаньте.

Встаёт совсем молодой человек с копной курчавых волос и пухлым капризным ртом. Судя по нетипичному для февраля загару, он часто посещает солярий. В целом его можно описать одним ёмким словечком "раздолбай".

Зайцев (рассматривает подсудимого с неприязнью): Я зачитаю ваши данные: Кукушкин Максим Егорович, 1988 г.р., проживаете в городе Озёрске, ***.
Кукушкин: Угу... то есть да.
Зайцев: Вы работаете или учитесь?
Кукушкин (вяло): Я в академическом. Не работаю.
Зайцев: В браке не состоите?
Кукушкин: Нет.
Зайцев: Копию обвинительного заключения вовремя получили?
Кукушкин: Вовремя.
Зайцев: В судебном заседании в качестве потерпевшей присутствует мать погибшей Ляховицкая Вера Юрьевна.

Встаёт худая женщина, давно переставшая следить за собой. На ней полинявший вязаный жакет, волосы сколоты в жидкий хвостик. Она всё время плачет.

Зайцев: Вы у нас родились в 1961 г., проживаете в Озёрске, ***, работаете консьержкой.
Ляховицкая: Да, ваша честь...
Зайцев: Объявляется состав суда. Дело рассматривает федеральный судья Зайцев Анатолий Захарович; государственный обвинитель помощник прокурора Уланова Лариса Михайловна; защитник адвокат Яркин Аскольд Владимирович; секретарь Воронкова Зинаида Андреевна. Есть отводы к составу суда? (Отводов нет. Судья разъясняет права. Ходатайств не заявлено) Суд переходит к судебному следствию. Слово государственному обвинителю.
Уланова (старается как можно реже подгляывать в бумаги): Подсудимому Кукушкину инкриминируются два эпизода убийства - убийство Кукушкиной Полины Алексеевны из корыстных побуждений и убийство Ляховицкой Елизаветы Ивановны в связи с выполнением ей общественного долга. В декабре 2008 г. обвиняемому срочно понадобились деньги для уплаты долга, которые он надеялся попросить у своей бабушки Полины Алексеевны. Однако в просьбе ему было отказано. Тогда 8 декабря около 17.00 подсудимый проник в квартиру Кукушкиной, открыв дверь своим ключом, и нанёс жещине смертельный удар по голове статуэткой вепря из резного камня, стоявшей тут же в комнате. Однако завладеть деньгами ему помешало внезапное появление соседки Суровцевой, и Кукушкин покинул квартиру через окно, прихватив с собой орудие убийства, которое выбросил в подвал. В ходе следственных действий его допрашивали, но обнаружить доказательства его причастности к убийству не удалось. Однако вечером 22 декабря, спустившись в подвал, соседка Кукушкиной Елизавета Ляховицкая нашла статуэтку и решила обратиться в милицию. Кукушкин выследил её и в ходе возникшей ссоры, отобрав статуэтку, убил Ляховицкую ударом в висок. После этого он попытался избавиться от орудия убийства, но был задержан свидетелем Тархановым. Свою вину подсудимый не признал. Судебной психолого-психиатрической экспертизой он признан вменяемым. Таким образом, я намерена поддерживать обвинение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. "б" ч. 2 ст. 105. (Садится)

Зайцев, слушая речь, пристально разглядывает подсудимого из-под полуопущенных век.

Зайцев: Спасибо. Подсудимый, встаньте. Вам понятно обвинение?
Кукушкин (мнётся): Понятно.
Зайцев: Вину признаёте?
Кукушкин (почти испуганно): Нет!
Зайцев: Защита?
Яркин: Ваша честь, в деле имеются невыясненные обстоятельства. Я намерен доказать, что, по крайней мере, к одному из убийств мой подзащитный не причастен.
Зайцев: Ну-ну... Показания будет давать?
Яркин: Ваша честь, я предлагаю допросить моего подзащитного в конце заседания.
Зайцев: Ваше право. Тогда переходим к допросу потерпевшей. (Ляховицкая встаёт) Вопросы.
Уланова: Как следует из материалов дела, вы работаете консьержкой в подъезде, где проживала потерпевшая Кукушкина?
Ляховицкая: Да, мы с Полиной Алексеевной соседи были... Она прямо над нами жила.
Уланова: А подсудимого вы знаете?
Ляховицкая: Он с Лизой в одной школе учился. А Полина Алексеевна его бабушкой была... Кто же знал, что он на такое душегубство...
Уланова: Скажите, подсудимый часто приходил к Кукушкиной в последние дни её жизни?
Ляховицкая: Раз пять точно приходил. Я его каждый раз видела, когда на рабочем месте сидела.
Уланова: Вам что-нибудь известно о содержании разговоров между подсудимым и потерпевшей?
Ляховицкая: Ссорились они. Кажется, из-за денег.
Яркин: А вы откуда знаете? Вы ведь сказали, что во время его визитов находились на рабочем месте.
Ляховицкая: Это мне Лиза говорила. Она же с сыночком дома сидела, болел наш Эрик... сиротинушка бедный... (Плачет, пьёт воду)
Уланова (подождав, пока она успокится): Постарайтесь вспомнить, что произошло 8 декабря?
Ляховицкая: Помню, хорошо помню. Я тогда сидела в подъезде, и вот часов в пять вечера, когда стемнело уже, пришёл подсудимый. Поднялся на третий этаж, а минут через десять слышу крик. Это Галина Сергеевна с четвёртого этажа Полину Алексеевну нашла... (содрогается) А потом милиция приехала...
Уланова: А как подсудимый выходил из дома, вы не видели?
Ляховицкая: Мимо меня он точно не проходил.
Уланова: Ваша честь, показания потерпевшей подтверждаются материалами дела. Как указано в результатах судмедэкспертизы на листе 74, смерть Кукушкиной Полины Алексеевны наступила в районе 17 часов. В это время подсудимый находился в квартире своей жертвы.
Яркин: А позвольте узнать, где в это время находилась ваша дочь?
Ляховицкая: Дома, конечно. С сыночком. И Антон был с ней.
Яркин: Стоп. Кто такой Антон?
Ляховицкая: Антон Старков. Жених Лизы. Они должны были пожениться.
Яркин: Понятно...
Уланова: Я понимаю, вам тяжело вспоминать, но постарайтесь всё-таки рассказать о событиях 22 декабря.
Ляховицкая (всхлипнув): Х-хорошо... Только я немного знаю... Лизочка ушла кошку в подвал искать и пропала... Она уходила - темно уже было, шесть часов, я ждала, ждала, совсем голову потеряла, а потом из милиции позвонили... (Рыдания душат её)
Уланова: Ваша честь, я считаю, целесообразно прервать допрос потерпевшей. Тем более что мы уже всё выяснили. У обвинения вопросов нет.
Ляховицкая (сделав несколько судорожных вдохов): Нет-нет... Я могу говорить.
Зайцев: У защиты есть вопросы?
Яркин: Только один: какие отношения сложились у вашей дочери с Полиной Алексеевной?
Ляховицкая: Лиза иногда помогала Полине Алексеевне. У нас были ключи от её квартиры.
Яркин: Ваша честь, я прошу обратить внимание на этот факт. Я вопросов больше не имею.
Зайцев: Суд обратит. Садитесь, потерпевшая. Переходим к допросу свидетелей. (Некоторое время ищет на столе список) Вызывается свидетель Суровцева.
Пристав: Свидетель Суровцева!

Входит невысокая женщина средних лет, с чёлкой на лбу.

Зайцев: Здравствуйте. Пройдите за трибуну. Суровцева Галина Сергеевна, 1969 г.р., проживаете в Озёрске, ***? (улица и дом те же, что у потерпевших)
Суровцева: Да, ваша честь.
Зайцев: Работаете?
Суровцева: Я завхоз в детском саду № 2.
Зайцев (предупреждает о ложных показаниях): Вопросы.
Уланова: Вы знакомы с потерпевшими по данному делу?
Суровцева: Мы все в одном доме жили.
Уланова: 8 декабря прошлого года вы заходили к потерпевшей Кукушкиной?
Суровцева: Да, часов в пять с чем-то. Я, видите ли, пироги поставила, глядь - а соды нет. Я к Полине Алексеевне и побежала.
Уланова: Вы на что-то обратили сразу внимание?
Суровцева: Да, я нажала на звонок, облокотилась на дверь - она у них внутрь открывается - а тут, смотрю, не заперто. И холодом из квартиры тянет. Я сразу неладное почуяла. Вбегаю в комнату - а Полина Алексеевна в кресле лежит мёртвая... Голова запрокинулась и кровь из неё течёт. Я тут же к телефону кинулась милицию вызывать.
Уланова: Вы заметили, в квартире что-нибудь изменилось?
Суровцева: Ну, окно было распахнуто - это я сказала - снег прямо через него летел. А так больше ничего не пропало. Только статуэтка, которая на полочке рядом с радиоприёмником стояла - резной кабанчик из уральского камня. Вот её не было.
Уланова: Разрешите продемонстрировать свидетелю вещественное доказательство. (Берёт со стола статуэтку вепря из прозрачно-зелёного змеевика, высотой в ладонь. Морда и спина каменного вепря покрыты засохшей кровью и частицами мусора) Вы имели в виду именно эту статуэтку?
Суровцева: Её самую. Она и пропала.
Уланова: Ваша честь, судебно-криминалистическая экспертиза обнаружила на этой статуэтке кровь потерпевшей Кукушкиной. Трасологическая экспертиза установила, что именно этим предметом был нанесён смертельный удар. Это листы дела 56 и 70 соответственно. Также на данной статуэтке обнаружена кровь Елизаветы Ляховицкой, но на этом я остановлюсь несколько позже. Кроме того, трасологическая экспертиза обнаружила на подоконнике следы обуви 40-го размера, оставленные зимними ботинками подсудимого. Последний вопрос: часто ли подсудимый навещал вашу соседку?
Суровцева: Несколько раз я его видела. А один раз я шла по лестнице, а он уходил от Полины Алексеевны злой-презлой. Это было... ох, ну конечно, за три дня до того, как она богу душу отдала.
Уланова: Спасибо, вопросов больше нет.
Зайцев: У защиты?
Яркин: Конечно, будут вопросы. Свидетель, когда вы шли в квартиру к потерпевшей, вы никого больше в подъезде не встретили?
Суровцева (подумав): Нет, никого. По лестнице никто не поднимался и не спускался. Лифт проехал, но сверху - я по звуку поняла.
Яркин: Но вы ведь живёте на четвёртом этаже, а покойная Кукушкина - на третьем. Так что, если бы кто-нибудь поднялся снизу, вы его могли и не увидеть.
Суровцева: Тогда б его Вера увидела! А то за что ей денежки платят?
Яркин: А если бы, допустим, кто-то поднялся со второго этажа на третий?
Ляховицкая (с места): Господи, кто?! У нас все друг друга знают! Я за любого поручусь!
Суровцева: Вот именно!
Яркин (задумчиво): Ну что ж. Вопросов нет.
Зайцев: Спасибо, свидетель, садитесь. Вызывается свидетель Тарханов!
Пристав: Свидетель Тарханов!

Входит плечистый, небритый мужчина в кепке.

Зайцев: Здравствуйте, свидетель. Тарханов Юрий Миронович, 1964 г.р., проживаете в Озёрске, ***?
Тарханов (прокуренным голосом): Всё верно.
Зайцев: Вы работаете?
Тарханов: Старший мастер на велосипедном заводе.
Зайцев (предупреждает о ложных показаниях): Вопросы сторон.
Уланова: Расскажите, что произошло с вами вечером 22 декабря?
Тарханов: Я в тот день в профкоме задержался и домой пошёл уже после семи. Решил срезать дорогу и пошёл через мост. И вдруг вижу - бежит вот этот парень и что-то в руках держит. Я так и подумал - сейчас с моста бросится! Подбежал к этому ненормальному и вот тут вижу - на снегу кровь. Присмотрелся тогда и понял, что это с той штуки, которая в руках у него. Я ему руку заломил и отобрал эту штуковину - поросёнок какой-то, что ли... А то он её, видно, выбросить хотел. Ну, и повёл голубчика в менто... в отделение.
Уланова: Разрешите, я продемонстрирую свидетелю то же вещественное доказательство? (Показывает статуэтку Тарханову) Вам знаком этот предмет?
Тарханов: Ну да, вот он, поросёнок.
Яркин (про себя): Поросёнок, кабанчик, вепрь - просто охотничий рассказ наоборот. (Вслух) Свидетель, а как вёл себя мой подзащитный, когда вы его... скрутили?
Тарханов: Ну... как? Зашуганный он какой-то был. Но не рыпался.
Яркин: Вам это не кажется странным? Ведь если в руках предмет, которым были убиты два человека, пожалуй, естественнее для преступника было бы и в третий раз было применить силу...
Тарханов: Попробовал бы... Я сам силу применять могу.
Уланова: Ваша честь, к свидетелю вопросов больше нет, но я снова хочу обратиться к материалам дела. Приблизительно в километре от моста, в тупике на улице Грибоедова, был обнаружен труп потерпевшей Ляховицкой Елизаветы Ивановны. Смерть девушки наступила от удара твёрдым тупым предметом в висок. Биологическая экспертиза, как я уже указывала, обнаружила на статуэтке кровь и волосы покойной Ляховицкой. Кроме того, на этой статуэтке имеются примёрзшие волокна двух типов: чёрная шерсть с вискозой от перчаток подсудимого и голубая меланжевая пряжа, из которой были связаны варежки, обнаруженные на руках убитой. Следовательно, и подсудимый, и потерпевшая держали статуэтку в руках. И последнее - возле трупа Ляховицкой найдены следы обуви Кукушкина.
Зайцев: Да, всё это есть в деле. Что скажет защита?
Яркин: Защита прокомментирует, но со временем.
Зайцев: Ну-ну. (Снова роется в бумагах) Свидетеля Огурцова позовите.
Пристав: Свидетель Огурцов!

Входит молодой человек с прилизанными чёрными волосами и большой родинкой на щеке. Одет с претензией на гламур.

Зайцев (неодобрительно): Здравствуйте. Вы у нас Огурцов Никита Андреевич, 1989 г.р., проживаете в Озёрске, ***, студент?
Огурцов (немного в нос): Да, я учусь на третьем курсе Института социологии и права.
Зайцев: А на каком отделении - социологии или права?
Огурцов: Социологии.
Зайцев: Ну, тогда придётся напомнить, что ложные показания давать нельзя. Так, вопросы.
Уланова: Подсудимый вам знаком?
Огурцов: Это Макс Кукушкин. Мы вместе учились. Только он на втором курсе академ взял. Но мы и потом с ним в компании тусовались.
Уланова: Нам известно, что подсудимый испытывал денежные затруднения. Расскажите, из-за чего это произошло?
Огурцов: Да Макса тупо на бабки развели. Короче, ехали мы с ним в клуб, Макс за рулём...
Уланова (перебивает): Какого числа?
Огурцов: 1 декабря. Ну, короче, Макс так рулил, что, когда перестраивался, поцарапал дорогущую тачку. Ну, мы сначала убраться хотели по-тихому, так облом - прижали они нас и вызвали Макса побазарить.
Уланова: Вы в дискуссии этой участвовали?
Огурцов: Не, я в машине сидел. Но всё слышал. Эти чуваки наезжать на Макса стали, денег требовать. Как говорится, поставили на счётчик. А откуда у Макса бабки? Он же не работает, сидит у предков на шее. У предков не достанешь, факт.
Уланова: И подсудимый говорил, как он вообще намерен выйти из затруднительного положения?
Огурцов: Он сначала тачку продать хотел. Я ему: ты совсем с ума сошёл? Чего шнуркам скажешь?
Зайцев (почесав в затылке): Какие ещё шнурки?
Огурцов: Ну... предки, короче. Родители.
Зайцев (сурово): На будущее, свидетель, у нас тут протокол ведётся, так что потрудитесь говорить по-русски.
Уланова: Вернёмся к нашему вопросу. Так где Кукушкин рассчитывал достать денег?
Огурцов: Ну как - где? У него ж бабка богатая, безделушки дорогие собирает. Вот он у неё и хотел в долг попросить.
Уланова: Ну что ж. Это всё, что я хотела узнать.
Зайцев: У адвоката будут вопросы?
Яркин: Никита Андреевич, постарайтесь ещё раз вспомнить поподробнее, как происходил разговор вашего друга вот с этими молодыми людьми, которые требовали с него деньги. Насколько я понял, их было несколько?
Огурцов: Двое. Один здоровый такой бритый жлоб, настоящий браток, в кожаной куртке, нос сломан. Он, правда, больше в сторонке стоял. А деньги второй требовал. Такой, на бизнесмена вроде похож.
Яркин: И как выглядел этот "бизнесмен"?
Огурцов: Блондин, невысокий такой, причёска как у актёра... ну, который в этих... гардемаринах играл...
Яркин (подсказывает): Харатьян?
Огурцов: Во, точно! Такая же причёска - волосы светлые и на пробор. Пальто на нём было чёрное, шарф и тёмные очки. Я ещё удивился - на фига ему очки, когда зима на дворе? Нос длинный. Вот он Максу и угрожал.
Яркин: Вы смогли бы узнать этих людей?
Огурцов: Наверное.
Зайцев: А что, они находятся в зале?
Яркин: Не думаю, уважаемый Анатолий Захарович, и вы скоро поймёте, почему.
Зайцев (под нос): От вас всего ждать можно. (Вслух) Ещё вопросы?
Яркин: На данный момент вопросов к свидетелю нет. Но я ходатайствую о вызове ранее не заявленного свидетеля Колоярова, который сейчас ждёт своего вызова в коридоре. Явка его обеспечена.
Зайцев: А что он может сообщить?
Яркин: Ему известны некоторые факты, касающиеся потерпевшей Лизы Ляховицкой. И не только.
Зайцев: Не только?
Яркин: Не только.
Зайцев: Что скажет обвинение?
Уланова: Обвинение не возражает.
Зайцев: Ну, раз пришёл, пусть даёт показания. Зовите свидетеля... как вы сказали - Полуярова?
Яркин: Колоярова.
Пристав: Свидетель Колояров!

Появляется молодой человек, словно вышедший из советского фильма-сказки о богатырях: двухметрового роста, широкоплечий, синеглазый, с густыми светлыми волосами. Становится за трибуну, которая ему явно мала.

Зайцев: Здравствуйте, свидетель. Представьтесь для протокола.
Колояров: Борислав Владимирович Колояров, 1984 г.р. Проживаю в Озёрске, *** (улица та же, что у потерпевших).
Зайцев: Вы работаете?
Колояров: Учусь на последнем курсе сельхозакадемии. Кроме того, я член добровольной народной дружины.
Зайцев (предупреждает о ложных показаниях): Вы заявлены как свидетель защиты. Ну, Аскольд Владимирович, что вы хотели узнать у свидетеля?
Яркин: Начнём вот с чего: вам знакома потерпевшая по сегодняшнему делу Лиза Ляховицкая?
Колояров: Мы учились в одной школе. Мне Лиза всегда нравилась, только она выбрала другого. Честно говоря, этот Антон Старков мне с самого начала показался каким-то подозрительным. Но, понимаете, не хотел выставлять себя идиотом, тем более у них был ребёнок уже. А вот в декабре прошлого года...
Яркин: Вот об этом подробнее.
Колояров: Как-то числа 13-го или 14-го я зашёл в отделение милиции. Я же дружинник. Там висели, как водится, ориентировки на преступников. которые находятся в розыске. Я смотрю - лицо на фотороботе вроде знакомое. Подхожу поближе - ничего себе, да это Антон Старков!
Ляховицкая (тихо): Ох...
Яркин: А данные на него были указаны?
Колояров: Конечно. Я, как вы просили, принёс эту ориентировку. (Вынимает из-под куртки папку-конверт и передаёт Яркину)
Яркин: Ваша честь, я прошу обозреть данную ориентировку. Позвольте, я её зачитаю: (читает) "Разыскивается по подозрению в мошенничестве Старков Антон Денисович, на вид 25-28 лет, рост примерно 170 см, волосы светлые, глаза зелёные. Может представляться Антоном Дрёмовым и Тимофеем Кузнецовым. Специализируется на квартирных аферах и мошенничестве с транспортом..." - проще говоря, автоподставах.
Уланова: Ну хорошо, допустим, что жених потерпевшей - преступник, но как это связано с убийствами, которые мы тут рассматриваем?
Яркин: Я не говорил, что связь лежит на поверхности. К тому же я и свидетелю не все вопросы задал. (Свидетелю) Скажите, Борислав Владимирович, вы поделились своими опасениями по этому поводу с Ляховицкой?
Колояров: Конечно, я ведь очень испугался за Лизу - вы же знаете, что такое квартирные аферисты. Ну, и мне не нравилось, какие ходили слухи о смерти Полины Алексеевны. Я договорился о встрече с Лизой 15 декабря и всё ей рассказал. Она мне не поверила, а вот Старков, наверно, заподозрил неладное, потому что через пару дней исчез. Я дурак, конечно - спугнул его, но уж очень я переживал за Лизу.
Яркин: Спасибо, больше вопросов у меня нет.
Зайцев: У обвинения?
Уланова: Вопросов нет, но я по-прежнему не пойму, зачем понадобился этот свидетель.
Яркин: Терпение, уважаемая Лариса Михайловна. Разрешите продемонстрировать фоторобот свидетелю Огурцову.
Зайцев: Так. По порядку. Свидетель Колояров, садитесь. Спасибо за показания, хотя я тоже не понимаю, что здесь к чему. Теперь ходатайство. (Это слово он произносит с ударением на второе "а") Суд постановил ходатайство удовлетворить. Огурцов, встаньте.
Яркин: Вам знаком человек на этом фотороботе?
Огурцов (рассматривает фоторобот, наморщив лоб): Млин, точно! Вот он - который бабки вымогал!
Яркин: Вы уверены?
Огурцов: Ещё бы! Я его длинный нос хорошо помню.
Яркин: Прошу отметить в протоколе: свидетель опознал по фотороботу Антона Старкова. Теперь я хотел бы задать тот же вопрос моему подзащитному. (Кукушкин встаёт) Вы узнаёте этого человека?
Кукушкин: Огурцов правильно сказал. Это тот самый. Он намеренно под нас подставился. И деньги потом требовал!
Яркин: Я попрошу также отметить это в протоколе.
Зайцев: Так, а ваш подзащитный сейчас готов дать показания?
Яркин: Он даст показания, но для начала я хотел бы предъявить ещё несколько доказательств. Во время предварительного следствия была допущена довольно странная ошибка - не обыскали квартиру Ляховицких. Я провёл собственное расследование и обнаружил некоторые факты, которые зря не попали вовремя в материалы дела.
Зайцев (выжидающе): Ну что ж, предъявляйте.
Яркин: Должен сказать, что присутствие на месте первого убийства такой личности, как Антон Старков, вызвало у меня подозрения. Так вот, чем они, собственно, подтвердились. (Встаёт и подходит к судейскому столу, захватив объёмную кожаную папку) Вот ключи, найденные в комнате Елизаветы. Мы помним, что ключи от её собственной квартиры были при ней в день её смерти. А вот эта связка хранилась у потерпевшей дома. И ключи эти, между прочим, от квартиры потерпевшей Кукушкиной.
Уланова: Так потерпевшая показала - у её дочери были эти ключи. Чего ж тут подозрительного?
Яркин: Во-первых, это показывает, что у третьих лиц имелась возможность пробраться в квартиру Кукушкиной. А во-вторых, что вы скажете вот на это? (Вынимает из папки смятый и разглаженный лист тетрадной бумаги. Это расписка, написанная нетвёрдым старческим почерком. Всё свободное место на листе исписано странными закорючками, похожими на стоящую под распиской подпись. Некоторые из них просто не отличить от неё)
Зайцев (ворчливо): Это больше похоже на грузинские буквы.
Яркин: А вы читаете по-грузински? Не знал. Ну, а на мой взгляд, человек, написавший эти закорючки, тренировался в подделывании подписи покойной Кукушкиной. Графологическая экспертиза показала, что записи на этом листе оставлены двумя людьми. Текст расписки написан Полиной Алексеевной Кукушкиной. А вот почерк поддельных подписей - женский, и подделывала их не кто иная, как Елизавета Ляховицкая!
Ляховицкая: Что?! (Хватается за сердце) Моя дочь?.. Зачем?..
Яркин: Прежде, чем я предъявлю третье доказательство, мне нужно задать один вопрос потерпевшей. (Ляховицкая встаёт) Ваша квартира приватизирована?
Ляховицкая: Нет. Это служебное жильё. Вот мы и ютились в ней втроём с ребёнком.
Яркин: И никаких планов по улучшению жилищной ситуации вы не строили?
Ляховицкая: Нет, мы думали, Лиза к мужу переедет.
Яркин: Так вот, ошибались вы, как выясняется. Разрешите продемонстрировать ещё одно письменное доказательство. (Вынимает лист бумаги формата А4 и читает) "Я, Кукушкина Полина Алексеевна, безвозмездно передаю свою квартиру Старкову Антону Денисовичу и Старковой Елизавете Ивановне..." На этом сия любопытная дарственная обрывается. Вот только экспертиза утверждает, что почерк этого документа принадлежит опять-таки Елизавете Ляховицкой! Вот результаты экспертизы обоих документов. (Передаёт бумаги судье)

Зайцев, просматривая бумаги, скребёт в затылке и мрачнеет. Ляховицкая начинает рыдать.

Зайцев (про себя): Ничего себе новости... Ох, будет у нас разговор... (Громко) Вы хотите приобщить всё это дело к делу?
Яркин: Разумеется, я ходатайствую об их приобщении. Вместе с ориентировкой на Старкова.
Зайцев: Обвинение не возражает?
Уланова (краснея, как человек, которого поставили в глупое положение): Обвинение не возражает.
Зайцев: Суд постановил ходатайство защиты удовлетворить. Вот только любопытно - где готовая дарственная, если это черновик?
Яркин: Скорее всего, там же, где и Антон Старков. Вне досягаемости следствия.
Зайцев: Ну, следствие... А теперь-то подсудимый даст показания?
Яркин: Я как раз хотел ходатайствовать именно об этом.
Зайцев: Ну так встаньте, подсудимый. (Кукушкин встаёт)
Яркин: Скажите, что же на самом деле произошло 8 декабря.
Кукушкин: Я бабушку не убивал. Я когда пришёл, она уже мёртвая в кресле лежала. Я хотел милицию вызвать, а тут снаружи соседка начала звонить. Ну, я испугался, короче. Живо обулся - и в окно сбежал. Мы же с бабкой в ссоре были из-за денег...
Яркин: Статуэтка вепря была на месте?
Кукушкин: Нет. Всё остальное как обычно, а кабан с полочки пропал.
Яркин: Понятно. А как же тогда разворачивались события 22 декабря?
Кукушкин: Я шёл домой по Грибоедова. Вижу - Лиза идёт. Я подошёл к ней, а у неё в руках бабушкин кабан. Только весь в кровище. Я удивился и спрашиваю: "Ты куда его несёшь?" Она мне: "В милицию. Там наверняка твои отпечатки". Я ещё больше обалдел: "Ты что, - кричу, - засадить меня хочешь?!" Блин, как она хохотать тут начала... змея! "Конечно, типа, это мы с Антоном твою бабку убрали, квартира её теперь наша, а ты на зону пойдёшь!" Я тут совсем голову потерял, стал отнимать эту фиговину... ну, кабана... а Лизка всё смеётся: "Дурак, - говорит, - совсем захватал, теперь точно сядешь!" У меня тогда просто ваще замкнуло, ну, вы понимаете... и дал ей прямо по башке. Я ж убивать не хотел, это случайно вышло! Она же меня в тюрьму отправить собиралась! Я когда пришёл в себя, хотел эту дрянь выбросить, только вот этот мужик меня схватил... (кивает в сторону Тарханова) Ваша честь, она меня спровоцировала!
Яркин: Спасибо, это всё, что я хотел узнать.
Зайцев: У обвинения будут вопросы?
Уланова: Получается, Ляховицкая так прямо и сказала, что донесёт на вас в правоохранительные органы?
Кукушкин (с почти детской обидой): Ещё и смеялась при этом. Я ж за ней два года в школе бегал, а она... Гадина.
Уланова (задумчиво): Вопросов нет.
Зайцев: Будут ли у сторон дополнения к судебному следствию? (Дополнений нет) Суд переходит к судебным прениям. Слово предоставляется прокурору.
Уланова: Спасибо, ваша честь. Мы рассмотрели дело о двух эпизодах умышленного убийства. И нужно сказать, что по убийству Кукушкиной следствие проведено крайне небрежно. В сущности, был установлен только один подозреваемый, и речь шла лишь о том, чтобы доказать его виновность. А в результате в судебном заседании всплывают факты, касающиеся других подозреваемых, у которых был не менее веский мотив - общеизвестно, на какие подлости сейчас идут ради квадратных метров. Поэтому я отказываюсь от обвинения по пункту "д" ч. 2 ст. 105. А что касается второго эпизода, то следствие, как мне кажется, доказало виновность подсудимого. Да он и сам в своих показаниях этого не отрицает. Вот только, конечно, о выполнении общественного долга речи идти никак не может. Я прошу поэтому переквалифицировать обвинение на часть 1 статьи 105 и назначить наказание на усмотрение суда.
Зайцев: У вас всё? (Уланова кивает и ещё больше краснеет) Потерпевшая, у вас есть право выступить в прениях.
Ляховицкая (рыдая): За что, господи, за что мою девочку убили? Все хоть раз ошибались, но почему с Лизонькой так жестоко?.. (Слёзы душат её; она пьёт воду и роняет стакан)
Зайцев (дав ей немного успокоиться): Слово адвокату.
Яркин: Финал этой истории разыгрался здесь, в судебном заседании... а вот началось всё с любви двух молодых людей - Антона Старкова и Лизы Ляховицкой. Другие ради любви пишут сонеты, создают картины, совершают подвиги - а эти двое ради своей любви убили беспомощную женщину и привели её внука на скамью подсудимых. И всё потому, что захотелось им не рая в шалаше, а красивой жизни в собственной квартире, которую, оказывается, не грех и отнять, даже ценой убийства. Я снимаю шляпу перед моей уважаемой процессуальной соперницей (кивает Улановой) за то, что она отказалась от обвинения в убийстве Кукушкиной. Но я прошу суд вникнуть поглубже во второй эпизод этой трагедии. Представьте себя на месте моего подзащитного. Он запутался в сетях мошенников, он потерял близкого человека, он находится под подозрением - и тут выясняется, что девушка, к которой он испытывал только тёплые чувства, приготовила ему такой подлый удар ножом в спину! Мало этого - она чувствовала свою безнаказанность и вовсю издевалась над моим подзащитным. Мол, тебя сейчас посадят, так что не уходи далеко. А вас когда-нибудь угрожали сгноить на нарах? Не дай бог, уверяю вас. Если вспомнить, на какому уровне проведено предварительное следствие по данному делу, угроза была более чем реальной. Во всяком случае, этого было достаточно, чтобы привести моего подзащитного в состояние аффекта - а кто бы на его месте сохранил хладнокровие? Я не ручаюсь. Поэтому я прошу переквалифицировать обвинение на статью 107 и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Спасибо, у меня всё.
Зайцев: Подсудимый, встаньте. Вы имеете право выступить с последним словом.
Кукушкин: Адвокат уже всё сказал. Мне очень жаль, я не хотел убивать Лизу...
Зайцев: Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора.

Адвокатская комната. В ведре рядом с батареей стоят три или четыре букета. На столе - пёстрый ворох открыток, коробки с конфетами, нарядные банки с кофе и чаем. Марта, жуя конфеты, следит за булькающей кофеваркой. Входит Яркин с коробкой "Вишни в коньяке".

Марта: Ой, Аскольд Владимирович, вы сегодня просто супер! Я вашу речь слушала...
Яркин (бросая на стол бумаги и конфеты): Кого надо благодарить, так это Ларису. А на Зайцева посмотреть было достаточно - посадит, или он не Зайцев. Ты же знаешь, что у него за предубеждения.
Марта: Кофе?
Яркин: Спасибо. (Берёт чашку. Марта пододвигает коробку с конфетами) А это что? (Вынимает из открытки конверт. Марта делает загадочное лицо. Яркин вынимает из конверта билеты) "Цианистый калий - с молоком или без?" (Обрадованно) Я и не думал, что успею выбраться на эту пьесу! Это ты догадалась или Инга?
Марта (весело): Коллективный разум! А насчёт Зайцева не беспокойтесь. Я в вас верю!
Яркин: Ну, если ты веришь... (Закидывает в рот две конфеты) Будем считать, если обойдётся без лишения свободы, то значит, либо Зайцев не Зайцев, либо... либо у меня в самом деле день рождения!

В зале суда.

Воронкова: Прошу всех встать. Суд идёт.

Входит Зайцев.

Зайцев: Провозглашается приговор. Рассмотрев уголовное дело в отношении гражданина Кукушкина, федеральный суд в составе председательствующего судьи Зайцева, помощника прокурора Улановой, защитника адвоката Яркина, подсудимого Кукушкина, при секретаре Воронковой приговорил: Кукушкина Максима Егоровича по обвинению в преступлении, предусмотренном п. "з" ч. 2 ст. 105, оправдать в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Дело по обвинению его же по ч. 1 ст. 105 вернуть на доследование в следственный комитет при прокуратуре. Меру пресечения подсудимому оставить прежней - заключение под стражу. Приговор может быть обжалован в вышестоящий суд в течение 10 дней. Прошу садиться.
Кукушкин (тихо, Яркину): А что теперь будет?
Яркин (так же): Будет новое следствие. Но я добьюсь, чтобы вас отпустили под подписку.
Зайцев: Суд разъясняет мотивы принятого решения. Я согласен с обвинением, что следствие проведено ненадлежащим образом и отказ от обвинения был на законных основаниях. Что касается убийства Ляховицкой, суд не исключает, что имел место аффект, но для этого необходима повторная судебно-психологическая экспертиза и другие следственные действия. Поэтому дело возвращено на доследование. Подсудимый, вам понятен приговор?
Кукушкин: Понятен, ваша честь.
Зайцев: Вы можете обжаловать приговор, если вы с ним не согласны. Потерпевшая, вам приговор понятен?
Ляховицкая (всхлипывает): П-понятен...
Зайцев: У вас тоже есть возможность обжаловать его. Судебное заседание окончено.

Вместо заключения.
Через полтора месяца Максим Кукушкин вновь предстал перед судом по обвинению в убийстве в состоянии аффекта. Аскольд Яркин, снова представлявший его интересы, добился условного наказания. Когда приговор по делу был уже вынесен, из Приморья пришло сообщение о задержании Антона Старкова, попавшегося на очередной квартирной афере.

@темы: дела

URL
   

Тот самый Аскольд

главная