Нюшка Дантес


"КОЛЛЕГА С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ" (ч. 4 ст. 111 - причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, п. "в" ч. 4 ст. 162 - разбой с причинением тяжкого вреда здоровью, ч. 1 ст. 226 - хищение огнестрельного оружия)

На скамье подсудимых - уголовник-рецидивист, обвиняемый в разбойном нападении. По версии обвинения, подсудимый подкараулил на дороге машину человека, который вёз крупную сумму денег, и выстрелил в него из пистолета. Потерпевший сумел скрыться от грабителя, но не справился с управлением и вскоре погиб в аварии. Адвокат убеждён, что подсудимый не сумел осуществить свой умысел, а картина преступления изучена далеко не полностью. Кто же настоящий убийца и грабитель?

31 мая 2007 г.

Информация к размышлению:

Судья - Юмурджакова Динара Муратовна, 33 года. В судьи перешла полгода назад из адвокатов и уже снискала одобрение за умение не делить мир на чёрное и белое.
Прокурор - Беспятый Евгений Русланович, 29 лет, юрист 1 класса. Убеждён, что человек, однажды совершивший преступление, никогда уже не станет полноценным членом общества.
Адвокат - Медведев Никита Яковлевич, 28 лет. Справедливо полагает, что поимка преступников не сводится к перестрелке и установке скрытых камер.
А также:
Яркин Аскольд Владимирович
, 43 года. В последний год реже берётся за дела, читая в университете курс уголовного права.

Вместо предисловия.
Ноябрь 2009 г.


Офис фирмы "Яркин и партнёры". Холодный и ясный день, недавно прошёл дождь. Яркин, удобно устроившись в кожаном кресле, изучает содержимое толстой папки. За его спиной стоит Медведев с кружкой кофе.

Яркин: Хочешь не хочешь, а придётся ещё раз ехать на заимку. (Откладывает папку и потягивается в кресле) В такую грязь хороший следователь оперативника на улицу не выгонит.
Медведев: Только не говори, что тебе не нравится вести расследование в деревне! В том же Малом Погосте (делает мечтательные глаза), между прочим, потрясающие были яблоки. Самое приятное после алиби наших подзащитных. (Улыбаясь) И вообще, когда же ещё занятым людям вроде нас с тобой выпадет случай поспать на сене или поплескаться в речке?
Яркин (показывая на окно): Судя по тому, что у нас на календаре, спать придётся в машине, а нырять за уликами в каждую лужу.
Медведев: Кстати, о лужах. Мне тут вспомнилось, как мы с тобой распутывали дело Уклеева. Там ведь как раз без лужи не обошлось. Может, напишешь о нём в своей книге?
Яркин: Ну, это же твои лавры...
Медведев: Всё равно, я бы без тебя не справился. Зато и подарочек был к нашему профессиональному празднику!..

31 мая 2007 г. День российской адвокатуры.

Чудесный, но непривычно жаркий весенний день. На каштанах появились первые розовые "свечки". На диване в адвокатской комнате сидит Яркин и курит трубку. Заглядывает Медведев. В ярко-розовой рубашке с галстуком он выглядит совсем юным.

Медведев: Волнуешься?
Яркин: Как перед экзаменом. Не столько даже за дело, сколько за Ратмирку - у него сегодня ЕГЭ.
Медведев: Ратмирка справится!
Яркин (встаёт с дивана): Да, посмотри (поворачивается спиной) - у меня там шерсти никакой нет?
Медведев: Откуда бы ей взяться?
Яркин: А Рихтер? Эта будущая собака Баскервилей отличнейшим образом выспалась на моих джинсах. Одним словом, мы все счастливы. Да, Инга звонила - отмечаем, как и решили, у нас на даче. Между прочим (улыбаясь), Марта тоже приедет.
Медведев: Дожить бы! С Беспятым мне и так не повезло. А Юмурджакова - какая она? Она ведь недавно работает?
Яркин: Юмурджакова? Мыслящая дама.

Зал суда. В обстановке мало что напоминает о сегодняшнем профессиональном празднике, разве что ветка сирени на адвокатском столе. Её поставила сюда секретарь - практикантка-третьекурсница Аврора Верховцева. Ещё одну ветку она уже отнесла в совещательную комнату к Юмурджаковой, которую просто обожает. Публики в зале почти нет, большая часть мест занята прессой. Однако, поскольку тема репортажей должна вроде как соответствовать торжественной дате, на вошедшего в зал помощника прокурора Беспятого особого внимания они не обращают. Беспятый проходит на своё место с суровым лицом "чужого в стране чужих". Узнав состав суда, он уже принялся перебирать в уме доводы для возможной кассационной жалобы: достаточно и того, что Юмурджакова - бывший адвокат, а Медведев, уже сидящий за столом и вполголоса что-то объясняющий подсудимому - друг Яркина, которому Беспятый обязан парой громких поражений.

Верховцева: Прошу всех встать! Суд идёт.

Входит Юмурджакова.

Юмурджакова: Здравствуйте, прошу сесть. Слушается уголовное дело по обвинению Уклеева Юрия Петровича в преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 111, п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч. 1 ст. 226 - в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего; в разбое с причинением тяжкого вреда здоровью и в хищении огнестрельного оружия. Все присутствуют?
Верховцева: Да, ваша честь, ожидают вызова в коридоре.
Юмурджакова: Устанавливается личность подсудимого. Уклеев Юрий Петрович?

Подсудимый выглядит как классический уголовник из милицейского сериала: он острижен под нуль, лицо в шрамах, на правом запястье татуировка. Говорит низким голосом, хрипло и отрывисто, как будто выплёвывая слова.

Уклеев: Я самый.
Юмурджакова: Когда вы родились, где проживаете?
Уклеев: Год рождения 1961-й, проживаю в Озёрске, ***.
Юмурджакова: До заключения под стражу работали?
Уклеев: Грузчиком в компании по доставке воды.
Юмурджакова: Ранее вы были судимы?
Уклеев: Два раза Озёрским районным судом за грабёж и разбой. Последний раз освободился в 2004 году. Судимость не погашена.
Юмурджакова: В судебном заседании также присутствует потерпевший Видмер Владимир Германович. Сообщите свои данные.

В первом ряду встаёт высокий и хрупкий юноша, почти мальчик, с густыми льняными волосами.

Видмер: Родился в 1988 г. Зарегистрирован в Москве, ***. Я студент ГУУ.
Юмурджакова: Потерпевший Видмер Герман Эмильевич - ваш отец?
Видмер: Мой приёмный отец.
Юмурджакова: Садитесь. Объявляется состав суда. Дело слушается под председательством федерального судьи Юмурджаковой Динаары Муратовны; государственное обвинение поддерживает помощник прокурора юрист 1 класса Беспятый Евгений Русланович; защитник подсудимого адвокат Медведев Никита Яковлевич; протокол ведёт секретарь Верховцева Аврора Игоревна. Есть ли отводы к составу суда? (Отводов нет. Судья разъясяет права. Ходатайств до начала дела не заявлено) Суд переходит к судебному следствию. Слово для оглашения обвинительного заключения предоставляется помощнику прокурора Беспятому Евгению Руслановичу.
Беспятый (встаёт и откашливается): Ваша честь! На скамье подсудимых сегодня находится человек, далеко не в первый раз преступивший закон. Подсудимый Уклеев в последний раз вышел на свободу три года назад, устроился на работу и, казалось бы, больше не представлял опасности для общества. Но нет! 10 ноября 2006 г. подсудимый по долгу работы устанавливал баллон с питьевой водой в отделении банка "Губернский" на Братском проспекте и стал свидетелем того, как Видмер Герман Эмильевич, в данном деле потерпевший, заказывал на следующий день в банке сумму в 500 тысяч рублей. И тогда Уклеев, дав волю своим прежним уголовным замашкам, спланировал ограбление. В тот же день он взял на работе отгул на 11 ноября и, проникнув в квартиру отца своей бывшей жены, выкрал оттуда наградной пистолет ТТ. Утром 11 ноября он подкараулил Видмера у отделения банка и последовал за его машиной на мотоцикле. Заехав вперёд, Уклеев преградил дорогу автомобилю Видмера и выстрелил ему в грудь. Несмотря на полученную рану, Видмер сумел покинуть место преступления, но через три километра не справился с управлением, и его автомобиль сорвался с путепровода. В результате произошедшей аварии Видмер скончался от множественных травм, несовместимых с жизнью. В распоряжении следствия имеются многочисленные доказательства вины подсудимого. Судебной психолого-психиатрической экспертизой он признан вменяемым. В заключение я хочу сказать, что намерен требовать для подсудимого максимально строгого наказания.
Юмурджакова (прокурора она слушала молча, и лицо её остаётся спокойным): Спасибо. Подсудимый, встаньте. Обвинение вам понятно?
Уклеев: Чего уж там, слышали, не глухие.
Юмурджакова: То есть понятно... Вы признаёте себя виновным?
Уклеев: Чёрта с два. И вообще я ничего не буду говорить. Нажрался уже баланды за язык свой болтливый.
Юмурджакова: Никита Яковлевич, ваш подзащитный не намерен давать показания?
Медведев: Мы воспользуемся нашим конституционным правом. В целом же, ваша честь, я докажу в этом заседании, что крови на руках моего подзащитного нет и в смерти Видмера виновен другой человек. (Беспятый бросает на него взгляд, в котором явственно читается "только через мой труп")
Юмурджакова: Тогда перейдём к допросу потерпевшего. Владимир Германович, займите место за трибуной.

Видмер проходит к трибуне. Он очень волнуется и кусает губы, но старается держать себя в руках.

Юмурджакова: Суд приносит вам свои соболезнования. Постарайтесь как можно полнее ответить на вопросы. Что вам известно по делу?
Видмер: Я чувствую отчасти и себя виноватым... Деньги ведь были нужны для меня. Я на два месяца ехал в Австрию - изучать язык, знакомиться с делом отца. Его фирма поставляла из Европы медицинское оборудование.
Беспятый: Как вы узнали о случившемся?
Видмер: Я был на даче вместе с Майей - это папина невеста. Они хотели пожениться после Нового года. Папа уехал утром, и мы ждали его где-то часам к двенадцати. Но вдруг появляется Смирнов...
Беспятый: Ваша честь, свидетель Смирнов будет допрошен в ходе следствия.
Юмурджакова: Минуту, кто это вообще?
Видмер: Это бывший зам отца. Его уволили незадолго до того, как всё случилось...
Юмурджакова: Понятно.
Видмер: И он сообщил, что папа разбился (закусывает нижнюю губу, но уголки рта кривятся)... Он вызвал от нас милицию и поехал их встретить. Вечером я ездил на опознание...
Беспятый: Ваша честь, я думаю, мы можем войти в положение потерпевшего и освободить его от этой тягостной необходимости. Тем более и вопросов у меня нет.
Юмурджакова: А вдруг они есть у адвоката?
Медведев: Естественно, ваша честь. Владимир Германович, вы упоминали, что Смирнов за две недели до трагедии был уволен. Может быть, вам известно, за что?
Видмер (растерянно): Мне? Нет. Я знаю только, что отец был за что-то очень этим Смирновым недоволен... в последние дни. О чём-то он говорил с Майей.
Медведев: Ну что ж. Больше вопросов к потерпевшему нет.
Юмурджакова: Садитесь. Суд переходит к допросу свидетелей. Вызывается свидетель Барсук.
Пристав: Свидетель Барсук!

Входит кряжистый гражданин весьма почтенного возраста, лысый, морщинистый и не слишком любезный.

Юмурджакова: Здравствуйте, свидетель. Пройдите за трибуну. Представьтесь суду.
Барсук: Барсук Родион Егорович. 1934 года рождения. Живу в Озёрске, ***.
Юмурджакова: Вы на пенсии?
Барсук: На заслуженном отдыхе.
Юмурджакова: Вопросы к свидетелю.
Беспятый: Вам знаком человек на скамье подсудимых?
Барсук (грубо): А то! Это бывший муж моей дочери, уголовник. Слава богу, она от него ушла после первой его отсидки.
Беспятый: То есть, отношения его с вашей семьёй можно считать прерванными?
Барсук: А вы чего хотели? (Заводясь) Чтоб я ему передачки таскал? Я заслуженный работник таможенной службы и всякой швали не потакаю!
Медведев (горячо и язвительно): Я допускаю, что для уважаемого прокурора мой подзащитный прежде всего преступник, но это не даёт право свидетелю оскорблять его!
Юмурджакова: Свидетель! В конце концов, здесь ведётся протокол. Аврора, отметьте - замечание свидетелю Барсуку. В следующий раз оштрафую.
Беспятый (ледяным тоном): Свидетель, удержите ваши эмоции и расскажите суду, как вышло, что подсудимый снова вступил с вами в контакт.
Барсук: Пришёл он ко мне 10 ноября, значит, вечером. Поздно уже было. Ему, видите ли, пистолет понадобился!
Беспятый (с расстановкой): Пистолет? А с этого места прошу поподробнее.
Барсук: Травматический. Якобы он по банкам пострелять собирался с друзьями.
Беспятый: А откуда подсудимый вообще мог знать, что у вас есть травматический пистолет?
Барсук: Я его дочери купил, ещё когда этот ублю... подсудимый первый раз сел за грабёж. Она же свидетелем выступала! Вот я и хотел её уберечь от его дружков-отморозков.
Беспятый: И вы, конечно, подсудимому пистолета не дали...
Барсук: Я бы его с лестницы спустил, да перед соседями неловко. Пригласил в квартиру, решил там наедине объяснить, что он тут забыл. Вот тогда он, гад, пистолет и свистнул. Пока я по телефону говорил - зять позвонил.
Медведев: Пистолет какой - травматический?
Барсук: Какое! Травматический пистолет так у дочери и лежит. Мой пистолет, наградной ТТ, который в спальне в тайнике лежал!
Медведев (про себя): Да сколько же у вас этих пистолетов... (Вслух) А между прочим, у меня имеется справка о том, что награждены вы были пистолетом уже тогда, когда мой подзащитный развёлся с вашей дочерью и отношений с вами не поддерживал...
Барсук: Да мало ли откуда он мог узнать! Все же воры сначала разведывают...
Медведев: Однако, если верить версии обвинения, преступление было спланировано всего за несколько часов до того, как мой доверитель у вас появился! Как же он успел вскрыть сейф и выкрасть пистолет?
Беспятый: Извините, свидетель на ваши вопросы отвечать не обязан. А между тем, факт остаётся фактом: подсудимый действительно появлялся в доме, хояин которого владел пистолетом ТТ, и именно из такого пистолета был убит потерпевший! В материалах дела имеются результаты баллистической экспертизы пуль, извлечённых из тела Видмера.
Медведев: Но это же всё равно что заявить: раз я, допустим, в прошлом году был в Эрмитаже, значит, я причастен к краже экспонатов! (Смех в зале)
Беспятый: Не занимайтесь передёргиванием!
Медведев: Я и не передёргиваю. Я пытаюсь постигнуть вашу логику.
Юмурджакова: Будут ли ещё вопросы к свидетелю?
Беспятый: Вопросов нет.
Медведев: Вопросов нет, но я обращаю ваше внимание на то, что пистолет так и не был найден.
Юмурджакова: Можете сесть, свидетель. Вызывается свидетель Смирнов.

Входит мужчина лет 35. Он красив и подтянут, но вместе с тем выглядит (или умеет выглядеть) незаметным.

Юмурджакова: Здравствуйте, свидетель. Представьтесь для протокола.
Смирнов: Смирнов. Александр Васильевич Смирнов. Родился в 1969 г. Проживаю в городе Калинове, ***. Я независимый консультант по кредитованию.
Юмурджакова (предупреждает о ложных показаниях): Вопросы.
Беспятый: До октября прошлого года вы работали в компании "Медичи Медиум", принадлежавшей покойному Видмеру?
Смирнов: Я был заместителем, правой рукой и - без преувеличения - самым близким другом Германа Эмильевича.
Медведев: Однако, несмотря на это, вы всё же были уволены?
Смирнов: Это было досадное недоразумение. Уверен, если бы Герман не погиб, оно бы благополучно разрешилось. Я ведь именно за этим и ехал к нему на дачу. Чтобы поговорить.
Беспятый: Во сколько приблизительно это было?
Смирнов: Около полудня. Я поехал не по федеральной трассе, а через путепровод - это намного быстрее. Так вот, я начал подниматься на путепровод и увидел внизу дым. Я так и подумал, что случилась авария. Заглянул вниз и увидел чёрный форд, такой же, как у Германа...
Медведев: Почему же вы сразу не вызвали скорую, милицию?
Смирнов: Я бы, конечно, вызвал, но у меня разрядился мобильный. Я решил доехать до дачи Видмеров и позвонить оттуда.
Медведев: А вы возвращались на место трагедии?
Смирнов: Конечно. Когда я вызвал милицию, то поехал дать показания на месте.
Медведев: Любопытный энтузиазм. Ваша честь, а у меня есть основания не доверять показаниям этого свидетеля. Разрешите, не прерывая допроса, обратиться к материалам дела?
Юмурджакова: Ваше право.
Медведев: На листе дела 67 имеются фотографии, сделанные на месте трагедии. Обратите внимание на два ряда грязных следов от автомобильных шин. Рисунок их совпадает с рисунком шин на автомобиле свидетеля Смирнова.
Беспятый (перебивает): Почему же следствие пришло к прямо противоположным выводам?
Медведев: Потому что, как выяснилось, ещё до того, как Смирнов был вызван в прокуратуру, он успел заменить покрышки на всех четырёх колёсах! А вот на пятом, запасном колесе, лежавшем у него в багажнике, шина осталась прежней, и вот её рисунок в точности совпадает со следами!
Беспятый: Непонятно одно - откуда вообще взялись эти следы, если на календаре был ноябрь и погода стояла сухая и холодная?
Медведев: Вот это и заинтересовало защиту. Я выяснил, что именно в этот день в мотеле "Магнит", расположенном на трассе между путепроводом и дачным посёлком Греково, где находится дача Видмера - именно там прорвало водопроводную трубу, и на дороге образовалась внушительных размеров лужа. Через эту лужу и проехала машина свидетеля. А значит, он проехал через путепровод и вернулся на него.
Смирнов: Вернулся - к приезду милиции!
Медведев: А что вы там делали во второй раз?
Смирнов: Я не знаю, где вы углядели два раза, когда я возвращался на это место только однажды!
Медведев: Ваша честь, я убеждён, что свидетель не до конца откровенен с судом. А у меня к тому же имеется справка из ОВД о том, что на имя свидетеля Смирнова зарегистрирован пистолет ТТ. А ведь экспертиза, на которую уже ссылался уважаемый прокурор, установила, что пистолет этой марки является орудием убийства!
Беспятый: А что вы сами говорили про Эрмитаж?
Медведев: Меня удивляет, почему вы основываете вашу версию на предположениях, а защите в этом праве отказываете...
Беспятый: Да предполагайте сколько угодно, но помните, что для вынесения оправдательного приговора это будет недостаточно!
Юмурджакова: Вы знаете, я бы и дальше слушала вашу горячую дискуссию, но время не терпит. К свидетелю вопросы ещё есть?
Беспятый: Нет, ваша честь.
Медведев: Мне бы хотелось получить от вас, Александр Васильевич, ответы на мои вопросы - как вы объясните ваши следы и где ваш пистолет?
Смирнов: Я уже всё сказал про следы. А пистолет у меня в банковской ячейке.
Медведев: Ну что ж... Ваша честь, вопросов нет, однако я прошу приобщить справку из ОВД к материалам дела.
Юмурджакова (проглядев справку): Суд постановил: ходатайство защиты удовлетворить частично - справку обозреть, вопрос о приобщении к делу решить по окончании судебного следствия. Свидетель, можете садиться. Вызывается свидетель Кирсанова.
Пристав: Свидетель Кирсанова!

Входит пухленькая брюнетка с густой чёлкой на лбу, в белой блузке с чёрной юбкой.

Юмурджакова: Здравствуйте, свидетель. Назовите ваши данные.
Кирсанова: Кирсанова Надежда Артёмовна, 1980 г.р. Проживаю в Озёрске, ***. Работаю кассиром в *** отделении банка "Губернский".
Юмурджакова (предупреждает о ложных показаниях): Стороны, прошу.
Беспятый: Вам знаком подсудимый?
Кирсанова: Да, он приезжал к нам в банк менять кулер с водой. Это было 10 ноября.
Медведев: А как же вам удалось его запомнить? В банк же приходят десятки людей...
Кирсанова: Просто кулер как раз поставлен напротив моего окошечка. И мне хорошо было видно, тем более народу почти не было...
Юмурджакова: А как же потерпевший?
Кирсанова: Да, да, конечно... Я, наверно, потому и запомнила подсудимого, что потерпевший тоже хорошо запомнился - если вы понимаете, про что я.
Беспятый: Так чем вам запомнился потерпевший?
Кирсанова: Ну, у него просьба была не совсем обычная. Он хотел снять со счёта целых 500 тысяч. Сами понимаете, таких денег под конец рабочего дня в кассе не было. Надо заказывать в хранилище. Мы заказали на следующий день к 10 часам.
Беспятый: Так! И всё это время подсудимый, по вашим словам, возился с кулером?
Кирсанова: Да, и знаете, в тот момент, когда потерпевший сказал про 500 тысяч, он вроде насторожился. Как будто подслушивал. Хотя мы негромко говорили...
Медведев: И кстати, нет никаких гарантий, что вас вообще кто-то мог слушать!
Беспятый: Ну, учитывая, что в таком просторном и практически пустом помещении должна быть неплохая акустика... Важно вот что: кто ушёл первым - потерпевший или подсудимый?
Кирсанова: Сначала потерпевший. Подсудимый сразу за ним, потом вернулся. Мне показалось, он бегал за накладными, потому что вернулся он с бумагами в руках. А уже потом, когда он окончательно уехал, мы все стали расходиться.
Беспятый: Ну что ж. Картина преступления пополнилась завершающими деталями. Вопросов я не имею.
Медведев: А по-моему, очень многих фрагментов в этой мозаике ещё недостаёт. Свидетель, вы при мне упоминали, что очевидцем отъезда Видмера 10 ноября был ещё один человек?
Кирсанова: Да, я когда вышла на улицу, встретила Сашу. Он встречался с одной нашей девушкой - Нинкой. Правда, он намного старше её и, по-моему, даже женат... Вот он и спрашивает меня - это случайно не Видмера машина, которого недавно по телевизору показывали? Я говорю - его.
Медведев: А вы знаете фамилию этого Саши?
Кирсанова: Нет. Вообще почти ничего, кроме имени. Нинка говорила, он приезжий, работает в другом городе.
Медведев: А как хотя бы выглядит этот Саша?
Беспятый: Ваша честь, я не вижу смысла в этих вопросах.
Юмурджакова: Это протест?
Беспятый: Да, я заявляю протест!
Медведев: Это имеет непосредственное отношение к делу.
Юмурджакова: Протест отклонён. Свидетель, ответьте на вопрос защиты.
Кирсанова: Такой, ну, вроде бизнесмена средней руки или служащего. Прилизанный. Скучный. (Машинально оглядывая зал, замечает Смирнова) Вроде вот этого товарища. И волосы тоже тёмные.
Беспятый: Это что, опознание?
Медведев: Я считаю, ваша честь, что сходство этого любознательного Саши с господином Смирновым всё-таки не случайно. Свидетель, а он не расспрашивал вас о цели визита Видмера?
Кирсанова: Не знаю... Зачем ему? Он только сказал (наморщив лоб, вспоминает): "Большая шишка. Наверно, столько денег заказал, что за день не увезти?" Я на это ответила: "Если он тебе так нужен, то завтра утром приедет".
Медведев: Ну что ж. Понятно. У меня к свидетелю вопросов нет.
Юмурджакова (свидетельнице): Садитесь.
Беспятый: Чтобы завершить воссозданную здесь картину преступления, я прошу обратить внимание на лист дела 78, на котором находятся фотоснимки с места разбойного нападения. На этом месте найдены осколки стекла, идентичного лобовому стеклу в машине Видмера, а неподалёку - стреляная гильза от пистолета ТТ. Это подтверждает гипотезу, что именно такой пистолет явился орудием убийства. А на кустах вдоль дороги найдены частицы краски с мотоцикла подсудимого. Между прочим, на этом мотоцикле следствие обнаружило царапины, о чём сказано на листе дела № 11 второго тома.
Медведев: Даже то, что мой подзащитный находился на этом месте, ещё не служит доказательством его вины. А пуля, между прочим, была пущена с достаточно большого расстояния. Судя по тому, где нашли гильзу.
Беспятый: А как быть, по-вашему, с металлическим прутом, который подсудимый бросил возле дороги и на котором имеются его пото-жировые следы?
Медведев: А вот это и вызывает у меня серьёзные сомнения в правильности версии обвинения. Если у моего подзащитного имелся ворованный пистолет - зачем ему ещё и арматурина? Для устрашения? Маловероятно. (Пауза) Ваша честь, я хотел бы заявить ходатайство о вызове и допросе свидетеля Меньшовой.
Юмурджакова: Мнение прокурора?
Беспятый: Я не думаю, что это что-нибудь даст... (после паузы, снисходительно) но не возражаю.
Юмурджакова: Пригласите свидетеля Меньшову.
Пристав: Свидетель Меньшова!

Из адвокатской комнаты выходит привлекательная женщина с длинными тёмными волосами и добрым, очень печальным лицом.

Юмурджакова: Здравствуйте, свидетель. Как вас зовут?
Меньшова: Меньшова Майя Альбертовна, 1973 г.р. Проживаю в Озёрске, ***. Я работаю юристом-переводчиком в компании "Медичи Медиум".
Юмурджакова (предупреждает о ложных показаниях): Никита Яковлевич, вам слово.
Медведев: Кто из фигурантов сегодняшнего дела вам знаком?
Меньшова: Подсудимого я не знаю. А Герман Видмер... мы должны были пожениться. (Вздыхает) Володю я тоже знаю. И, наконец, Смирнова.
Медведев: Меня как раз и интересует Смирнов. Вам известно, за что он на самом деле был уволен?
Меньшова: Да. Об этом знали только три человека - Герман, я и наш начальник службы безопасности.
Медведев: А теперь поверьте эту тайну нам.
Меньшова: Наверное, надо начать с того, что у нас в регионе не так уж много конкурентов, имеющих дело с поставкой европейского медицинского оборудования. В сущности, повод для беспокойства даёт только одна компания - "СЛОН", особенно потому, что они несколько раз пытались нам навредить. Дезинформация в прессе - ну, это не суть важно. Дело оказалось в другом. Осенью у нас сорвались две крупные сделки, причём всё указывало на то, что в компании, как это принято говорить, завёлся "крот".
Медведев: И вы выяснили...
Меньшова: Да, провести расследование поручили мне - ну, как человеку, который не вызывает подозрений. Словом, мне удалось узнать, что информацию в офис "СЛОНа" передавал Смирнов.
Смирнов: Ваша честь, так это была подстава против меня, которую она же сама и разработала! Чтобы получить доступ к капиталам фирмы. Кто сейчас распоряжается всем? Меньшова! Вот то-то и оно!
Меньшова: Во-первых, не я, а наёмный управляющий. А во-вторых, ваша честь, Смирнов всегда завидовал Герману. Герман, понимаете, не хотел афишировать всю эту грязную историю и предложил Смирнову написать заявление об уходе. Он согласился, но умудрился перед этим настроить против нас кое-кого из ценных сотрудников. Такой вот, с позволения сказать, прощальный презент.
Медведев: И этим его месть ограничилась?
Меньшова: Если бы! Сначала он натравил на нас какого-то адвоката. На счастье, тот оказался порядочным человеком и довольно быстро прекратил расследование. А уже после этого я слышала разговор секретарши Смирнова с другой девушкой из отдела маркетинга, и вот то ли Смирнов им сам говорил, то ли от кого-то ещё они слышали, что он сам хочет отомстить Герману.
Смирнов: Хватит! Ваша честь, вот такие двойные стандарты у них во всём. Вынюхивают, собирают сплетни, кулуарничают, а когда честный человек пытается защитить свои права...
Меньшова: Ой, кто бы говорил! Вы, Александр, случайно не перепутали здание суда с нашей курилкой?
Юмурджакова: Вот и я не могу отделаться от такого ощущения. Вопросы к свидетелю есть?
Беспятый: Нет, и не будет. Вообще, поскольку данный свидетель необъективен, я бы отнёсся к её показаниям скептически.
Юмурджакова: Суд решит самостоятельно. У защиты?
Медведев: Нет, ваша честь. Из показаний данного свидетеля следует, что и у другого лица был мотив для личной мести Видмеру.
Беспятый: Версия шаткая и ничем не подкреплённая...
Медведев: Я хотел бы особо остановиться на том факте, что свидетель Смирнов пытался обратиться к адвокату, но был разоблачён. Так получилось (слегка улыбаясь), что этим адвокатом был мой уважаемый коллега Яркин Аскольд Владимирович.
Беспятый (про себя): "Так получилось"? Я бы сказал - всё схвачено.
Медведев (с вызовом): Я прошу вызвать его для дачи показаний, поскольку результаты проведённого им частного расследования имеют немалое значение для дела.
Юмурджакова: Явка обеспечена?
Медведев: Конечно. Он сейчас в адвокатской комнате.
Юмурджакова: Обвинение не возражает?
Беспятый (подчёркнуто сухо): Я воздержусь.
Юмурджакова: Ну что ж, раз явка обеспечена, позовите свидетеля Яркина.

Пристав проходит в адвокатскую комнату. Услышав его шаги, Яркин, сидящий на диване и набирающий смс-ку, выключает телефон и встаёт.

Пристав: Свидетель Яркин, пройдёмте.

Яркин проходит за приставом в зал суда.

Юмурджакова: Здравствуйте, свидетель, представьтесь для протокола.
Яркин: Яркин Аскольд Владимирович, 1964 г.р. Проживаю в Озёрске, ***. Возглавляю адвокатское бюро "Яркин и партнёры".
Юмурджакова: О том, что бывает за ложные показания, вы многим и сами напомнили... Вопросы к свидетелю.
Медведев: Аскольд Владимирович, кого вы узнаёте в этом зале?
Яркин: Ну как же (оборачивается) - мой бывший клиент, господин Смирнов, любитель бороться за свои права.
Медведев: Как же вы с ним познакомились?
Яркин: Он обратился ко мне, помнится, 2 ноября, с просьбой представлять в суде его интересы. По его словам, он был уволен без законных на то оснований. Я начал собирать доказательства в его пользу. Смирнов, кстати, активно мне помогал. Даже чересчур.
Медведев: В каком смысле - "чересчур активно"?
Яркин: Он организовал мне встречу с несколькими бывшими коллегами. Работал он в компании Германа Видмера "Медичи Медиум". Так вот, все, с кем я беседовал по его инициативе, твердили об одном: Смирнов ни в чём не виноват, просто попался под горячую руку, как многие присовокупляли, "шефу и его даме сердца". Меня это стало настораживать - уж очень гладко всё выходило. Я решил побеседовать с самим Видмером, и меня удивило, что Смирнов этого не одобрил.
Смирнов: Я знал, чем это кончится!
Яркин: Вот и я смотрю. Когда я выяснил, за что на самом деле был уволен Смирнов, у нас произошёл откровенный разговор. Точнее, его не получилось. Смирнов наговорил невесть чего, объявил, что больше в моих услугах не нуждается, и хлопнул дверью.
Медведев: Но это...
Яркин: Это было ещё не всё. От Видмера я узнал, что при любой попытке Смирнова устроиться в приличную фирму он - Видмер, конечно - передаст туда информацию о том, что Смирнов занимался промышленным шпионажем.
Медведев: Обратите внимание, ваша честь, мотив, как выясняется, был ещё серьёзнее...
Яркин: А через несколько дней Видмер погиб. После этого личность господина Смирнова заинтересовала меня ещё больше. Я чувствовал себя отчасти виноватым в том, что усугубил этот конфликт... И я начал вести своё частное расследование. Результат был, прямо скажем, как на заказ для криминального сериала.
Медведев: Каким же?
Яркин: Свидетель наш оказался настоящим Джеймсом Бондом. Во-первых, он числился внештатным сотрудником "СЛОНа" и получал очень неплохую зарплату. Причём под своим настоящим именем. Но и этим он не ограничился. Оказывается, наш господин Смирнов и в "СЛОНе" был засланным казачком. А на самом деле представлял интересы довольно крупной сети компаний "Тянь Жэнь", которая также занимается поставками медицинского оборудования, но - из Китая. И появление на рынке нашей области более надёжных немецких товаров их вряд ли устраивало. И что меня больше всего поразило - Смирнов и здесь работал под настоящим именем и тоже внештатным сотрудником. Не подкопаешься.
Беспятый: Но это какой-то абсурд! Почему его никто и нигде не вычислил?
Яркин: Полагаю, исключительно благодаря незапоминающейся фамилии. Ведь в нашей стране сказать "Саша Смирнов" - всё равно что "эй, ты!". Так вот, если бы в "Тянь Жэнь" узнали о провале, Смирнову бы не поздоровилось. К сожалению, я смог присоединиться к расследованию только после передачи дела в суд.
Беспятый (тихо): Тогда понятно, откуда взялась версия.
Яркин: Но, я думаю, мой коллега (кивает Медведеву) ничуть не хуже справится с предоставлением доказательств, которые мы собрали в ходе частного адвокатского расследования. В частности, это касается обуви свидетеля Смирнова.
Медведев: Вот именно. Вопросов у меня больше не будет.
Юмурджакова: Может, Евгений Русланович захочет что-нибудь узнать?
Беспятый: Получается, эту шпионскую сагу вы вытащили на свет божий по собственной инициативе?
Яркин: Мне скрывать нечего. Выписки из отделов кадров обеих фирм имеются в распоряжении защиты. Я лично их передавал.
Юмурджакова: Тогда спасибо вам за показания, Аскольд Владимирович (по себя, тихо) - а то что за день адвоката без вас? Садитесь. Защита желает ознакомить суд с этими выписками?
Медведев: Безусловно! (Передаёт бумаги Верховцевой) Но не только с ними.
Юмурджакова (просмотрев бумаги): Хм... интересно выходит. А что у вас ещё в табакерке припрятано?
Медведев: Во-первых, мне удалось выяснить, что в банковской ячейке, арендованной господином Смирновым, хранится не его пистолет, а другой, зарегистрированный на имя уважаемого свидетеля Барсука. Вот этот пистолет. (Показывает пистолет) И не стреляли из него как минимум несколько месяцев. Естественно, у меня будут к Барсуку вопросы.
Юмурджакова: Свидетель Барсук, как же вы это объясните?
Барсук (мнётся, чешет в затылке, наконец, собравшись с духом): Ну бес меня попутал! Не брал у меня Юрка пистолета! Я его вот этому типу одолжил и согласился в милицию настучать!
Юмурджакова: Вы подтверждаете, что дали ложные показания?
Барсук: Соврал я, грешен! Я отказываюсь от всех прежних показаний, слышите?
Юмурджакова (сумрачно): Ясно с вами. А вроде бы не малый ребёнок... Садитесь.
Медведев: И во-вторых, Смирнов избавился не только от шин на своём автомобиле, но и от обуви, в которой был в день преступления. На чердаке его дачи была найдена пара зимних ботинок, а на носке одного из них - микрочастицы краски с автомобиля Видмера. Вот результаты экспертизы. У меня будет вопрос к Смирнову.
Юмурджакова: Свидетель Смирнов, встаньте.
Медведев: Вы, получается, не приближались к машине потерпевшего?
Смирнов: Нет, конечно. Кстати, не забудьте отметить, что слова этого свихнутого старого пня я тоже отрицаю.
Юмурджакова (оторвавшись от экспертизы): Выбирайте выражения! Аврора, отметьте, только в более корректной форме.
Медведев: Ваша честь, но вот наличие следов краски противоречит его словам. А кроме того, обратите внимание на листы дела 98-113 , точнее, на фотографии с листа 104. На них отчётливо видны продольные глубокие царапины на переднем и заднем бамперах автомобиля. Оставлены они были прутьями из ограды путепровода, причём, судя по глубине царапин, машина между ними застряла.
Беспятый: И что?..
Медведев: А то, что раненого Германа Видмера ещё можно было спасти, однако свидетель Смирнов этого не сделал. Вместо этого он ногой, обутой в этот самый ботинок, ударил машину с силой, достаточной для того, чтобы автомобиль не удержался на краю путепровода и рухнул вниз!

Пауза. Видмер закрывает лицо руками.

Смирнов: Ну и в каком фильме вы это подсмотрели?
Медведев: Скажите лучше, в каком фильме вы это подсмотрели! Ваша честь, картина преступления мне представляется...
Юмурджакова: Мы выслушаем вас в прениях. Мнение прокурора по поводу ходатайства защиты?
Беспятый: Категорическое "нет".
Юмурджакова: Суд постановил - предоставленные защитой материалы приобщить к делу. Будут ли дополнения к судебному следствию? (Дополнений нет) Судебное следствие объявляется закрытым. Суд переходит к прениям сторон. Слово для поддержания обвинения имеет помощник прокурора Беспятый Евгений Русланович.
Беспятый: Ваша честь, вот сидит перед нами человек, казалось бы, порвавший, как говорили в старых милицейских детективах, с преступным прошлым. Навряд ли ошибусь, если скажу, что многие в этом зале хоть раз да подумали: что же это такое - злобные следователи схватили честного труженика только за то, что когда-то он был под судом. Многие наверняка пожалели его. Но, знаете, пожалеть можно любого мерзавца. Вот только задача суда не в том, чтобы жалеть, а в том, чтобы воздавать по справедливости. А справедливость требует, чтобы этот человек был наказан, поскольку все улики указывают на него и только на него. Правда, от обвинения в хищении огнестрельного оружия я вынужден отказаться (пауза), так как в заседании выяснилось, что в этом отношении следствие было введено в заблуждение. Однако следы на месте преступления найдены явные следы присутствия подсудимого и его мотоцикла. Кроме подсудимого, никто не имел возможности спланировать и осуществить это преступление. Поэтому я прошу признать Уклеева виновным по оставшимся пунктам обвинения и назначить наказание: по ч. 4 ст. 111 - в виде 12 лет лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 - в виде 12 лет лишения свободы и путём частичного сложения приговорить его к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима. (Садится)
Юмурджакова: Потерпевший, вы имеете право выступить в прениях.
Видмер (встаёт, обращаясь к Смирнову): Если это правда - то, что сказал адвокат... я убью вас, поняли? Потому что такая сволочь... (почти падает на стул) Простите меня... ваша честь...
Юмурджакова: Слово предоставляется защитнику Медведеву Никите Яковлевичу.
Медведев: Я не совсем понимаю, почему вдруг мой уважаемый оппонент заговорил о жалости. Хотя догадываюсь. Только потому, что кроме не самого безупречного прошлого, прокурору нечего предьявить в качестве улик! Я допускаю, что мой подзащитный мог спланировать данное преступление, потому что он действительно был на месте событий, с этим не поспоришь. Возможно, кстати, что он и был вооружён металлическим прутом. Однако свой замысел подсудимый так и не осуществил, и именно потому, что к краже пистолета он не причастен. Не имея возможности за столь короткий срок раздобыть огнестрельное оружие, как он мог произвести выстрел? Тем более - причиной смерти Видмера стал не выстрел, а травмы, полученные в результате аварии. А с этой аварией вообще не всё так просто, как кажется. Давайте попробуем представить, о чём пытаются сказать нам улики, добытые в ходе расследования. Мотоцикл Уклеева непосредственно преграждал дорогу потерпевшему, а гильза от пистолета ТТ найдена на обочине дороги, под деревом. Что из этого следует? Именно там и стоял Смирнов. Скорее всего, он рассчитывал покончить с Видмером одним выстрелом и после этого скрылся с места преступления, очевидно, на машине. Тогда-то он первый раз и въехал в лужу за путепроводом. Однако что-то заставило его вернуться. Что? По всей вероятности, желание уничтожить улики. Но, к своему удивлению, он обнаруживает, что Видмер ещё жив, хотя ему угрожает смертельная опасность - его машину действительно занесло, как показала экспертиза тормозного пути, и она находится на краю путепровода. И что же тогда делает Смирнов? Об этом яснее ясного говорят следы краски на его обуви. Одним ударом он расправляется с человеком, который знал правду о его, мягко говоря, не слишком этичной деятельности. А затем оттягивает время, вызывая милицию с чужой дачи, и фактически готовит себе алиби. Ваша честь, исходя из этих фактов, я прошу по ст. 111 моего подзащитного оправдать, а обвинение по п. "в" ч. 4 ст. 162 переквалифицировать на ч. 1 ст. 30 ч. 2 ст. 162 - приготовление к разбою с применением предметов, используемых в качестве оружия. (Садится и пьёт воду)
Юмурджакова: Реплика будет?
Беспятый (язвительно): Я сильно подозреваю, у свидетеля Смирнова появилось законное право подать на господина адвоката в суд за клевету.
Медведев (в тон ему): У суда, в свою очередь, будет едва ли не больше вопросов к Смирнову.
Юмурджакова: Это всё? Подсудимый Уклеев, вы желаете выступить с последним словом?
Уклеев: Адвокат правильно сказал. На моих глазах всё и случилось. Кто-то из-за дерева в машину выстрелил, она с места и сорвалась. Я еле убрался. Не судите меня строго, ваша честь, я и детям и внукам накажу больше на чужое не зариться!
Юмурджакова: Вы признаёте, что готовились совершить преступление?
Уклеев: Готовился, дурак старый. Опять лёгких денег захотел.
Юмурджакова: Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора.

Автостоянка возле здания суда. Появляется Смирнов, нервно оглядываясь по сторонам, садится в машину и срывается с места. Через некоторое время из-за поворота слышен милицейский свисток и звук сирены.

Верховцева: Прошу всех встать! Суд идёт!

Входит Юмурджакова.

Юмурджакова: Провозглашается приговор. Уклеева Юрия Петровича по ч. 1 ст. 226 оправдать в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Его же по ч. 4 ст. 111 оправдать с связи с непричастностью его к совершению преступления. Дело по факту смерти Видмера Германа Эмильевича вернуть в прокуратуру для установления лица, подлежащего уголовной ответственности. Признать Уклеева Юрия Петровича виновным по ч. 1 ст. 30 ч. 2 ст. 162 - в приготовлении к разбою с применением предмета, используемого в качестве оружия, и приговорить к 5 годам лишения свободы в колонии общего режима. Меру пресечения оставить прежней - заключение под стражу. Приговор может быть обжалован в течение 10 дней с момента его провозглашения. Прошу садиться.

Аплодисменты. Щёлкают камеры.

Беспятый: Чего ещё ждать?
Юмурджакова (не без иронии): Евгений Русланович, я понимаю ваш праведный гнев, но дайте мне хотя бы закончить. Суд не усматривает в действиях осуждённого законченного преступления, но и неоконченное преступление также должно быть наказано. Учитывая, что Уклеев имеет непогашенную судимость, а также склонен к рецидиву, суд выбрал в качестве наказания реальное лишение свободы. Осуждённый, вам понятен приговор?
Уклеев: Эх... понятен.
Юмурджакова: Вам, потерпевший?
Видмер (который всё это время пытался найти в зале Смирнова): Понятен.
Юмурджакова: На обжалование приговора у вас будет 10 дней.
Беспятый: Будьте покойны, я этим воспользуюсь.
Юмурджакова: Ваше право. Судебное заседание объявляется закрытым. (Заносит молоток) И, дорогие коллеги - с праздником вас, с днём российской адвокатуры! (Удар молотком)

Вместо заключения.
Дача Яркиных. В саду под яблонями накрыт большой стол. Окна распахнуты настежь. Под деревом валяется Ратмир.

Инга (появляясь на крыльце с двумя салатницами): Ратмирка! То, что ты решил учиться на прокурора, не освобождает тебя от подготовки к празднику.
Ратмир (зевая): Мам, ну я сегодня экзамен сдавал...
Инга: А теперь смени умственный труд на физический. (Ставит посуду на стол)
Ратмир (хитрым голосом): А Рихтер? Я лучше за ним посмотрю. а то он к колбасе уже подбирался....
Марта (выглядывая в окно): Суд отклоняет ваш протест, Ратмир Аскольдович! Минеральная вода в холодильнике.

Слышен звук тормозов. Через некоторое время в саду появляются Яркин и Медведев.

Инга: Ну как, со щитом или на щите?
Яркин: Считай, даже с двумя. (Обнимает и целует жену)
Ратмир (вставая): Ну что, пап, ставим мангал?
Медведев: Не-е, мы сначала в баньку.
Яркин: Поддерживаю ходатайство. После этого Смирнова хочется вымыться с мылом. И в пруд.
Медведев: Хоть какая-то польза от него!

Оба мужчины, смеясь, уходят в глубину сада.

Марта (снова появляясь в окне): Я не знаю, в чьей это компетенции, но Рихтер забрался на стол и лопает наш праздничный торт!

И ещё несколько слов.
Не так давно в Сочи был задержан человек, по приметам похожий на разыскиваемого за убийство Видмера Александра Смирнова. При нём были обнаружены документы на имя Ивана Кузнецова.

@темы: иллюстрации, дела, вкусняшки