23:20 

Марта Мюнхгаузен и Юлия Пчельникова. "День адвоката"

Нюшка Дантес
– Нет, Марта, ты только посмотри на них! – Инга кивнула в сторону мужа и Никиты, мирно сидевших в кабинете Аскольда и обсуждавших новое дело, которое предстояло распутать Медведеву. – Значит, мы их ждем, а они сидят тут и не чешутся.
Инга подошла к мужу и решительно забрала из его рук синюю папку. Аскольд проводил ее наигранно печальным взглядом:
– Извини, дорогая, нас задержал Ньютон.
– Почему не Шекспир? – фыркнула Инга.
– Потому что один сумасшедший решил, что его хотели убить, сбросив ему на голову мешок с яблоками, – с улыбкой пояснил Никита. – А мне предстоит доказать, что даже если бы в него попали, сотрясение мозга ему ни при каком раскладе не грозило из-за отсутствия того, что должно было подвергнуться этому трясению.
Ратмир, сидевший на диване, расхохотался и чуть не уронил яблоко, которое грыз. Но Инга явно не разделяла веселья сына.
– То есть, вы считаете это достаточным поводом, чтобы вместо праздничного ужина, сидеть в душном кабинете? Хоть бы окно открыл, несчастье мое, – она укоризненно посмотрела на мужа.
– Мы уже идем, – примирительно улыбнулся Аскольд. – Кстати, Никита, дай-ка мне еще раз взглянуть на фотографию этого ненормального «Ньютона».
– Ну, почему сразу «ненормального»? – не сдержала смешка Марта, стоявшая в дверях. – Может, в глубине души он хороший человек.
– Цепкий взгляд у этого хорошего человека, – улыбнулся Никита, подойдя к ней и обняв за талию.
– Аскольд, Ратмир, вы еще здесь? – Инга притворно нахмурилась, но тут же рассмеялась: – Быстро ужинать, и никаких подсудимых!
В зале уже был накрыт круглый стол, закрытый белоснежной скатертью. На краю лежал синий подарочный пакетик, Ратмир тут же взял его и нетерпеливо оглянулся на родителей.
– Ого, родные мои, – воскликнул Аскольд, оглядывая стол, – вы постарались на славу!
– А ты идти не хотел, – с достоинством ответила Инга. – В следующий раз слушай, что тебе говорят.
– Приносим вам свои искренние извинения, – улыбнулся Никита, – но новое дело, действительно, очень интересное.
– Все, стоп, Никит, – махнул рукой Яркин, – Ньютон подождет до завтра. А сейчас прошу к столу…
– Не спеши, – остановила его жена, Ратмир в это время встал рядом с Мартой, – вы забыли дать нам слово, господин адвокат.
Аскольд и Никита заинтересованно переглянулись.
– Да-да, дорогие наши, не все так просто! Сегодня, в последний день весны, – начала Инга, – мы хотим не просто поздравить вас с профессиональным праздником, но и наградить.
Ратмир вышел вперед:
– Никит, пап, сегодня особенный день, ваш день, потому что вы выбрали своей профессией – защищать людей, оправдывать невиновных. Я знаю, что спасение человеческой жизни не сравнится ни с каким подарком, но все же, – с этими словами Ратмир вынул из пакета красивую черную бархатную коробочку и протянул ее отцу, потом другую, только синюю, и отдал ее Никите, – мы хотим подарить вам небольшие сувениры.
– Чтобы глядя на них, вы вспоминали, что дома вас очень ждут, – тихо добавила Марта.
Аскольд и Никита открыли коробочки, внутри которых оказались часы последних моделей и оригинального дизайна, с гравировкой на обратной стороне.
– «Дорогому Никите с любовью и наилучшими пожеланиями!» – с чувством прочитал Никита. – Вот спасибо! Такой подарок! А у тебя что?
– «Лучшему адвокату от семьи и друзей», – ответил Аскольд, с восхищением рассматривавший надпись.
Надевая заветные часы, адвокаты успевали целовать и обнимать Ингу, Марту и Ратмира, которые были просто счастливы, что так угадали с подарком.
– Ну, раз торжественная часть закончена, прошу, – Инга жестом пригласила всех к столу.
Пока все занимали свои места, Яркин потер руки:
– Так, а где шампанское?
– Вот же оно, Аскольд, – ответил Никита и, взяв в руки бутылку, продолжил: – Сейчас открою.
– Ну уж нет, – засмеялся Яркин, отбирая у друга шампанское, – знаешь ли, это очень ответственный процесс! И еще: в этом доме шампанское открываю только я…
На последних словах раздался глухой звук и «ответственный процесс» был завершен.
– Вот и все! Готовим бокалы, господа!
Праздник был в самом разгаре, когда награжденные адвокаты все же смогли удержаться и опять заговорили о новом деле:
– А еще, Никита, я бы тебе посоветовал снова переговорить с этим доморощенным свидетелем Козулиным, – Аскольд раскурил трубку и с наслаждением вдохнул горьковатый дым.
– Я тоже об этом думал, – Никита откусил кусочек медового торта с кремом. – Ммм... Инга, как вкусно! Уж слишком вовремя он дал показания.
– В смысле? – переспросил Ратмир, внимательно слушавший разговор отца и Никиты.
Аскольд с улыбкой посмотрел на сына:
– В смысле нормальный человек не станет по минутам запоминать весь свой день, а потом так складно о нем рассказывать. А если он так делает, значит, либо у него феноменальная память...
– И его надо сдать в поликлинику для опытов, – брякнул Ратмирка.
Все, включая Ингу, засмеялись.
– Либо он уже для чего-то весь свой день вспомнил или придумал, – еле успокоилась Марта, вытирая выступившие от смеха слезы.
– А вот это и предстоит выяснить, – подвел итог Никита, беря еще один кусок торта. – Инга, я уже говорил, что это нереально вкусно?
Инга тепло улыбнулась:
– Говорил, и не раз. Кушай на здоровье.
– А если окажется, что этот свидетель, действительно, обладает феноменальной памятью? – Ратмир, чуть прищурившись, переводил взгляд с отца на Никиту и обратно. – Или у него просто привычка запоминать свои дни по минутам?
– Возможно, – кивнул Аскольд. – Но когда поработаешь сам, поймешь, что такие привычки встречаются очень редко и каждый раз весьма кстати.
– Ну что, Ратмирка, пойдешь по папиным стопам? – Никита подмигнул юноше, но тот неожиданно смутился.
– Вообще-то мне кажется, я бы больше подошел к прокурорам, а не к адвокатам.
– Почему? – удивился Никита. – Неужели ты так любишь обвинять? Не замечал за тобой таких склонностей. Вспомни Беспятого.
– Просто мне кажется, у меня это лучше бы получилось. А Беспятый здесь ни при чем.
– Обвинять? Это же неинтересно, – Аскольд с хитрой улыбкой смотрел на сына.
– Эх, папка-папка, – в тон ему ответил Ратмир, – вот ты вроде мыслящий, а иногда такие глупости говоришь! Разве же главное – интерес? Марта, почему ты до сих пор не объяснила начальству, что это уже сопутствующее явление, а главное, чтобы преступник был изобличен и наказан? И я не собираюсь работать так же, как ваши олухи, которые просто пересказывают материалы не всегда старающегося следствия. Естественно, я буду проводить свои расследования и обвинять настоящих преступников. Или что, получается, если к тебе или к Никите обратится за защитой какой-нибудь маньяк, вы будете требовать для него не слишком жесткого наказания?
– Не перегибай палку, Мирка, – хмыкнул Никита. – У нас тоже, знаешь ли, свои правила есть, а не просто бездумное требование отмены наказания. А представляешь, сойдетесь с отцом в каком-нибудь деле. Как вам будет против друг друга?
Замерев, Ратмир в упор посмотрел на отца, красивые карие глаза юноши были серьезны.
– Против тебя – никогда.
Повисла напряженная пауза, Аскольд внимательно смотрел в глаза сына, такие похожие на его собственные, только чуть светлее, и наконец гордо сказал:
– Завидуйте! У кого еще есть такой сын!
Аскольд обвел торжествующим взглядом присутствующих.
– А я бы хотел, чтобы у нас была девочка, – чуть слышно произнес Никита, с нежностью глядя на счастливую жену. – Ведь она будет похожа на тебя.
– Что? – Инга, как всегда, первая все поняла. – Марта!
Помощница Аскольда кивнула и с улыбкой прижалась к обнявшему ее Никите.
– Что ж ты раньше, дуреха, не сказала? – опомнился Яркин, убирая трубку. – Я бы хоть не курил при тебе! Поздравляю!
– Спасибо, – засмеялась Марта. – Мы хотели сказать немного позднее.
Естественно, о подсудимых все сразу забыли, и весь оставшийся вечер обсуждали радостную новость пополнения семьи Марты и Никиты. Лишь в конце Аскольд, обняв помощницу за плечи, грустно сказал:
– Единственное о чем я немного жалею, так это то, что теперь ты на некоторое время выпадешь из работы. Как же я без тебя?
– Ничего, – фыркнул Никита, не давая Марте возможности ответить самой, – не маленький, как-нибудь перебьешься.
– Придется, – Яркин пожал плечами.
– Эй, – возмутилась Марта, – а меня спросить не хотите? Аскольд Владимирович, вы не можете просто так меня бросить! Я прекрасно себя чувствую! Я работать хочу!
Никита нахмурился:
– Марусь, мы уже все решили. Не начинай. Инга, скажи ей!
– Вообще-то твой муж прав, – с готовностью кивнула Инга. – Подождут подозреваемые.
– Пока будешь работать в офисе, с документами, – Аскольд успокаивающе, как маленькую, погладил помощницу по голове. – А я на время возьму себе кого-нибудь.
– Какие документы? – простонала Марта. – Аскольд Владимирович, а как же расследование? А следственный эксперимент? Столько подготовки пропадет? Ничего не знаю, но мы сначала, как минимум, должны закончить все дела!
– Да пойми же ты, глупышка, – рассмеялся Яркин, – я и так каждый раз боюсь, что ты однажды поцарапаешься, твой Никита же мне тогда голову отвернет. А сейчас он сделает это с особым усердием.
– Всенепременнейше.
– Вот видишь.
– Да не слушайте вы его, Аскольд Владимирович, – Марта умоляюще сложила руки, но Яркин только покачал головой и улыбнулся:
– Я не могу рисковать тобой и ребенком. Последнее дело – и переходишь на работу с документами. Может, хоть теперь у нас часы будут показывать то время, которое нужно нам, а не какое захочется им.
Ратмир, задумчиво молчавший все это время, притворно вздохнул:
– Знаете, господа адвокаты, от вашей заботы у кого угодно крыша поехать может! Оставьте вы Марту. Ну, хочет работать, пусть работает. А то устроили ромашку: на улицу не выходи – простудишься, лифтом не пользуйся – застрянешь, к окну не подходи – выпадешь, ванну не принимай – смоет! Никита, ты все равно не сможешь запереть ее дома под колпаком. А вдруг потолок рухнет? – юноша подмигнул Марте.
– Спасибо, Мирка, – засмеялась она, – один ты у меня друг остался.
– И сейчас этот друг пойдет спать без сладкого.
– Мама, за что? – смеющиеся, с хитрыми огоньками, глаза юноши и добрая улыбка делали его в этот момент особенно похожим на отца.
– Было бы за что, уже давно бы спать отправила, – Инга взъерошила непослушные волосы сына и повернулась к Марте: – Я так рада за вас.
– Рождение нового человека – всегда большое счастье, – Аскольд взял со стола бокал с шампанским. – Я желаю вам счастья, друзья. Все будет отлично! И еще, Марта, у тебя волшебная улыбка. Улыбайся чаще. Тогда мир станет светлее, а мы с Никитой всегда будем на страже справедливости, и защитим тебя и твоего малыша. Ура, господа!

@темы: фантазии, персонажи, дополнительно, вкусняшки

URL
   

Тот самый Аскольд

главная