23:25 

Марта Мюнхгаузен и Юлия Пчельникова. "Марта и Никита"

Нюшка Дантес


Марта забралась с ногами на подоконник, поставила рядом чашку горячего кофе, и прижалась лбом к холодному стеклу. Утренний сентябрьский дождь чуть слышно шелестел по лужам, навевая грустные мысли. «Дальше так продолжаться не может, – подумала Марта, – иначе я просто сойду с ума». Девушка усмехнулась в ответ своим мыслям. «А разве ты еще этого не сделала? Уже давно. С того самого дня».
«Тем самым» Марта мысленно называла день, когда судьба ее столкнула с другом Аскольда Владимировича Яркина. С адвокатом Никитой Медведевым.
Никита... Нежное, улыбающееся имя приятной болью отозвалось в сердце, а образ молодого адвоката прочно встал перед глазами. Добрые бархатно-карие глаза, обезоруживающе открытая улыбка... Марта потрясла головой, чтобы избавиться от наваждения. Нет, так нельзя. Нужно просто не думать о нем. «Легко сказать... Только как это сделать, тем более сегодня?»
Именно сегодня назначено слушание по делу Ворона и Хомчик, а значит, Аскольд Владимирович и Никита весь день будут работать вместе. И как можно не думать о нем?

***
– Аскольд Владимирович, я... тьфу! – Марта, вбежавшая в кабинет, остановилась, но тут же рассмеялась, встретив удивленный взгляд Яркина. – Все никак не привыкну, что часы свое время показывают, а не общественное.
Адвокат улыбнулся.
– Скоро привыкнешь. Ты что-то хотела сказать?
– Да, – опомнилась Марта, – я, как вы просили, дозвонилась до свидетеля Князя, он сказал, что точно будет на слушании.
– Отлично, – кивнул Аскольд Владимирович. – Кстати, знакомьтесь, это мой друг и коллега, адвокат Медведев Никита Яковлевич.
Тут только Марта заметила, что на диване уютно устроился красивый шатен с добрыми ясными глазами, он не сводил с ее внимательного взгляда, а после слов Аскольда улыбнулся и почтительно встал. Марта смущенно кивнула, Яркин тем временем продолжал:
– А это моя помощница Марта, я о ней рассказывал.
– Помощница? – в голосе Медведева послышалось легкое удивление. – Она же еще совсем девочка, Аскольд. Эксплуатируешь детский труд?
– Я не ребенок, – фыркнула Марта.
– Простите, – молодой адвокат снова улыбнулся. – Я не хотел вас обидеть.
– Марта, – Яркин явно еле сдерживался от смеха, глядя на смущенную помощницу, – будь другом, пробей телефончик.
– Сейчас, – Марта, с благодарностью посмотрев на шефа, взяла протянутый блокнот и отошла к компьютеру.
Медведев еще некоторое время завороженно смотрел, как Марта открывала нужную программу, потом повернулся к Аскольду Владимировичу, не без труда вспомнив, о чем они до этого говорили.
– Ладно, я, пожалуй, пойду, – Медведев встал и пожал Яркину руку. – Спасибо за совет.
– Обращайся, – улыбнулся Аскольд Владимирович.
На пороге молодой адвокат обернулся и, быстро посмотрев на Марту, не удержался от смешка:
– Но эксплуатировать детей все-таки жестоко.
Марта вспыхнула, но, поймав взгляд Яркина, промолчала.
– Не обращай внимания, – усмехнулся Аскольд Владимирович. – Никита сам недавно был таким же ребенком, но вчера выиграл довольно громкое дело, буквально разбив Беспятого, и до сих пор не может прийти в себя от радости.

***
От воспоминаний Марту оторвал телефонный звонок. На экране мобильного высветился номер Яркина.
– Да, Аскольд Владимирович... Нет, у меня все хорошо... Правда, хорошо... Конечно, буду. Нет-нет, не надо, спасибо. Все в порядке. До встречи.
Ее уже давно не удивляло, что Яркин, который при всей своей ироничности мог одной изящной шуткой заставить противника надолго замолчать, был таким чутким и внимательным. К Марте он относился с такой же заботой, как к своему сыну Ратмиру. Девушка грустно улыбнулась. У кого еще есть такой шеф? Только Аскольд Владимирович Яркин мог, угадав грустные мысли своей помощницы, позвонить ей, лишь чтобы спросить, придет ли она сегодня на слушание и предложить взять отгул.
Дождь еще сильнее забарабанил по окну. Марта взглянула на часы. «Начало девятого, пора», – девушка спрыгнула с подоконника, пообещав себе, что сегодня постарается думать только о работе.

***
– Добрый день!
Марта подняла голову: в дверях стоял тот самый молодой адвокат, которого ей пару недель назад представил Яркин. Медведев, кажется.
– Здравствуйте. А Аскольда Владимировича нет, он в командировке, вернется только в четверг.
– Жаль, – молодой человек прошел в кабинет и присел напротив Марты. – А что же он не взял с собой свою верную помощницу?
– У верной помощницы послезавтра последний экзамен, – улыбнулась та в ответ, указывая на стопку учебников, лежащих перед ней. – А вы по какому вопросу? Только не говорите, что хотите воспользоваться адвокатскими услугами Аскольда Владимировича.
– Пока, к счастью, нет, – засмеялся Медведев.
– Тогда, может быть, я могу чем-то помочь?
– Возможно. Аскольд говорил, что вы изумительно варите кофе, – на губах Медведева появилась легкая лукавая улыбка.
– Неужели вы ему не верите? – помощница Яркина, не выдержав, рассмеялась.
Марта, действительно, варила замечательно, как учил отец.
– Кстати, Марта, – вдруг задумчиво произнес Медведев, глядя на экран компьютера, где была открыта карта города, – а вот если бы вы жили на улице Революционеров, а работали в офисе на Герцена, вы бы поехали домой на «пятом» автобусе?
– Вряд ли. Потом еще целый квартал пришлось бы пешком чесать.
– Зато этот «чес» пролегал бы мимо... аптеки, в которой работает наш свидетель? Так-так, это уже интересно. Слушай, а как думаешь, – глаза Медведева загорелись, он и сам не заметил, как перешел на «ты», – за сколько примерно можно дойти от остановки до аптеки?
Марта, чуть прищурившись, посмотрела на карту:
– Ну, вообще все зависит от скорости, но в среднем, думаю, минут десять – пятнадцать.
– Отлично! Тогда все сходится! Спасибо, Марусь!
Марта вздрогнула, но Медведев, увлеченный своими мыслями, казалось, этого не заметил. Девушка с детства не переносила любые видоизменения своего имени и сразу пресекала все попытки звать ее Машей или Маришей, а за Марфу готова была побить. И лишь отец, Виктор Филиппович, иногда ласково называл единственную дочь Марусей. Но исправлять Медведева Марте почему-то не хотелось.

***
Подойдя к адвокатской комнате, Марта уже взялась за ручку и хотела войти, но из-за двери донесся голос Яркина, заставивший девушку замереть и невольно прислушаться.
– Так продолжаться просто не может. Поставь уже все точки над "и"!
– Ты же понимаешь, я бы... да вот как только вспомню этого сумасшедшего с канистрой... – второй, чуть взволнованный голос несомненно принадлежал Никите Медведеву. Сердце Марты забилось быстрее, ладошки стали влажными.
– Господи! Кто тебя просит делать предложение сумасшедшему с канистрой! Ты, в конце концов, собираешься жениться на Марте!
Марта отдернула руку, словно обжегшись. Удары быстро и неровно стучащего сердца отдавались даже в кончиках пальцев, воздуха сразу стало мало. Стремительно развернувшись, Марта подошла к окну в коридоре и распахнула его настежь. Сентябрьский ветер тут же растрепал ее короткие золотисто-русые волосы, приятно охлаждая лицо.
Сколько же можно считать ее ребенком? Сколько можно мучить ее и мучаться самому? Сколько это еще будет продолжаться? «Сумасшедший с канистрой»... Марта отлично помнила эту историю, после которой все и пошло наперекосяк.

***
Стоял ясный летний день, яркое солнце освещало счастливые лица молодой пары, только что вышедшей из кафе, где всегда можно было полакомиться мороженым. Никита что-то оживленно рассказывал, Марта смеялась, но вдруг ей показалось, что за ними кто-то наблюдает.
– Что-то случилось? – Никита сразу заметил перемену настроения подруги.
– Нет-нет, – она постаралась улыбнуться. – Хотя... Видишь этого дядечку, который дерево подпирает? Какой-то он странный.
Марта кивнула в сторону мужчины лет тридцать пяти – сорока, внимательно на них смотревшего. Поняв, что его заметили, мужчина отвернулся и сделал вид, что завязывает шнурок на ботинке.
– Это же Махин! – удивился Никита. – Потерпевший из одного дела. Что он тут делает?
– Что за Махин? – насторожилась Марта. – Не тот, который прямо в зале суда на тебя материться начал?
– Он самый. А ты откуда знаешь?
– Аскольд Владимирович рассказывал, что был недавно такой клоун, который оказался очень недоволен оправдательным приговором и обвинял тебя в сговоре с подсудимым.
Никита передернулся от неприятных воспоминаний и нахмурился. Марта обеспокоено посмотрела ему в глаза:
– Ну что ты? Да у Аскольда Владимировича таких недовольных на три жизни вперед хватит. Идем?
Никита кивнул, но хмуриться не перестал. Проходя мимо Махина, он крепче сжал руку Марты. А то, что произошло после, помощница Яркина еще долго вспоминала с содроганием. Махин быстро достал из-за дерева какую-то канистру и с силой кинул ее в сторону Никиты и Марты. В воздухе сразу запахло бензином, причем в прямом смысле. Но в этот самый момент Никита инстинктивно оттолкнул Марту в сторону, а еще через пару мгновений Махин оказался лежащим на земле со скрученными руками и матерящимся. Из всего набора эпитетов испуганная Марта поняла только то, что сей любитель бензина от всего сердца желает Медведеву, а заодно и ей, как можно скорее покинуть этот суетный мир самым мучительным образом.

***
«Все будет хорошо, мне только нужно ответить на несколько вопросов», – старалась успокоиться Марта, прохаживаясь по комнате и теребя изящный браслет на левой руке. Она и сама не совсем понимала причину своего волнения. Ей-то вроде на слушании особо бояться нечего. Не подсудимая же, в конце концов, а только свидетель. Уже около часа девушка дожидалась своего вызова в зал суда. Марта присела на край кресла. «Скоро все закончится. Все будет так, как и должно быть. Ведь Аскольд Владимирович…»
– Здравствуй, Марта, – знакомый, ласковый голос прервал ее размышления. Девушка подняла глаза: рядом стоял Никита Медведев.
– Здравствуй, – растерянно ответила Марта, не заметившая появления молодого человека. «Что он здесь делает? – лихорадочно проносились мысли в ее голове. – Я думала, он меня избегает…»
– Как у тебя дела? – неуверенно начал молодой человек, опустившись рядом на стул и положив рядом с собой красивый букет георгин.
– Все в порядке, спасибо, – улыбнувшись, ответила Марта, стараясь скрыть волнение.
– Да, совсем забыл, это тебе, – Никита протянул букет девушке, не дав ей договорить.
– Мне? – совсем растерялась Марта, принимая цветы. – Спасибо… Но… А по какому поводу? Сегодня какой-то праздник?
– А что, мне обязательно нужен какой-то повод? – ответил молодой человек, положив правую руку на спинку кресла, в котором сидела девушка, и легко улыбнулся. – Тебе не нравятся цветы?
– Нет, что ты, они очень красивые, спасибо, – произнесла девушка и поднесла букет к лицу, отводя глаза от пристального и ласкового взгляда молодого человека.
– Я рад, что они понравились. Волнуешься? – Никита кивнул на дверь, в которую девушка вот-вот должна была войти в качестве свидетельницы.
– Немного.
– Не переживай, – молодой человек взял Марту за руку. – Все будет хорошо.
И, действительно, слова и само присутствие рядом Никиты успокаивало девушку, и волнение проходило само собой.
– А как ты? – Марта посмотрела своему собеседнику прямо в глаза.
– А у меня в последнее время дел очень много, – ответил молодой человек, отводя глаза в сторону. – Мне, к сожалению, уже пора, – продолжил Никита, выпуская руку Марты из своей и смотря на часы. Было заметно, что он старался подобрать слова. Молодой адвокат встал: – Может, мы…
– Что? – спросила Марта, которую поведение Никиты совершенно запутало.
– Нет, ничего… И…ты сегодня прекрасно выглядишь, – Никита бросил последний взгляд на девушку. – До свиданья.
Марта хотела ответить, но тут она услышала:
– Свидетель Лосенко, пройдёмте в зал.

***
– Там спички, Никита, спички.
Марта, стоявшая у стола, повернулась к вошедшему Никите.
– Э-э... Аскольд... может, без меня покуришь? – Медведев бросил другу коробок.
– Да, если вас не затруднит... – добавила Марта.
Когда за Аскольдом Владимировичем закрылась дверь, Никита взял девушку за руку и рассеянно улыбнулся. Марта заглянула ему в глаза и поняла, что вся ее решительность куда-то исчезла. Всего пару минут назад она была готова высказать все, что думает, но сейчас все слова казались нелепыми. Никита все еще баюкал ее маленькую ладошку в своих руках. Но тишина вовсе не была давящей или тяжелой.
– А ты была когда-нибудь на Родине Деда Мороза? – вдруг спросил Никита с чуть озорной улыбкой, которую Марта особенно любила.
– Нет, а что?
– Говорят, там красиво. Вотчина в сосновом бору, Тропа Сказок... Белочки всякие, Шуршики... Ты согласишься поехать со мной туда?
– В качестве белочки? – прыснула Марта.
– Нет, – Никита был серьезен, только в глазах светилась нежность. – В качестве невесты. Согласишься?
– Соглашусь, – тихо ответила Марта. В целом мире не было никого счастливее их.

@темы: фантазии, персонажи, иллюстрации, дополнительно, вкусняшки

URL
   

Тот самый Аскольд

главная